Жизнь и творчество

тарелка - Силыч

  " Он навсегда войдет в потомство,  наш славный Новиков-Прибой!
    Как поучительно знакомство  с его                      причудливой судьбой !"

                                            Демьян Бедный,      1937 г.


    Алексей Силыч Новиков – Прибой  (изначальная фамилия — Новиков) родился  24 марта 1877 г.  в  селе Матвеевское Тамбовской губерни   (ныне — Рязанская область)  –  умер  29 апреля 1944 г., в Москве. Похоронен  на  Новодевичьем кладбище.
Детство и юность провел в селе Матвеевском, затерявшемся с речкой Журавкой среди обширных лесов и полей. С юных лет – тяжкий крестьянский труд (работа на земле, заготовка леса и дегтя)  вместе с отцом, отставным унтер-офицером  — фейерверкером (артиллеристом) Силантием (Силой) Филипповичем (1818-1898).   Он как кантонист,  т.е. сын солдата (тоже артиллериста суворовских войск), отслужив почти 25 лет воинской службы, с  пенсией и денежной компенсацией за отказ от производства в офицеры  вернулся в 1862 году из Польши с женой Марией (была его младше на 24 года) и годовалым сыном Сильвестром (1861-1927) в родное село, где у него уже не было ни крова, ни родных, и на имевшиеся деньги построил трехкомнатный бревенчатый дом (стоит до сих пор!).

    Азы грамоты Алексей сначала постигал с отцом,  а потом без особого успеха обучался у жесткого нрава священника местной церкви, и, наконец,  волею Судьбы — в церковноприходской школе в соседнем селе Анаево (в 10 км. от дома),  где молодая учительница , разглядев в нем способности (честь ей и хвала! ),  отнеслась к нему с вниманием, а потому школу он  закончил  отличником! Став грамотным написал даже несколько рассказиков. Алексей обладал музыкальным слухом, хорошо пел и играл на гармони. Отец, прекрасный охотник,  не только раскрыл перед сыном красоту царства природы, но и научил метко стрелять, выживать в тяжелых условиях, преодолевать трудности, быть самостоятельным, честным  и справедливым.
   Мать, Мария Ивановна (1842-1906), полька, сирота, воспитанница католического монастыря в Варшаве, принявшая по просьбе мужа догматы православия, готовила мальчика к лучшей доле — священнослужителя (освобождались от воинской повинности).
    Но Судьба распорядилась по-своему  —  однажды летним вечером, по пути домой с очередного молебна в Свято-Успенском Вышенском монастыре (расстояние от обители до села по прямой — 28 км. !)  мать и сын на  высоком  берегу в луче солнца внезапно увидели необычно одетого человека,  как выяснилось  —  матроса,  словно поджидавшего их у красивейшего слияния рек  Выши  и  Цны.   Отвечая на распросы отрока, удивленного его обликом,  моряк с пронзительными серыми глазами как-то исключительно ладно и заманчиво поведал ему об экзотических странах,  красоте и силе океанских просторов и кораблях — скорлупках во власти стихии. «Из тебя, я вижу, хороший бы моряк вышел!» — запомнил  его пожелание Алексей (из автобиогр. рассказа «Судьба»).

    А.Новиков  с той поры мечтал стать только моряком и  увидеть океан. В 1898  г. умирающий отец наказал ему: «Служи честно,  начальство уважай…Трудно будет — знаю. Народу служи…»,  и  Алексей, когда пришла повестка о воинской повинности, сам вызвался и добился  (поменявшись в списке с другим)  назначения во флот  (хотя служба там в 7 лет — больше, чем в армии) и был определен на Балтику.

    Пять лет жизни — с 1900 по 1904 г.  прошли в Кронштадте (как грамотный  и  не пьющий,  после успешно сданных экзаменов он получил специальность «баталёр» (заведующий хозяйством) сначала 2-й, а с  1901 г. и  1-й статьи).   Служил на крейсере «Минин» Учебно-артиллерийского отряда (им руководил  до 1903 г. З.П.Рожественский  —  будущий  командующий  2-й Тихоокеанской эскадрой  —  и  А.Новиков получил собственные впечатления о нём). В 1902 г.  за службу на «Минине» получил «хороший» аттестат.  Состоял  сначала  в 16-ом  флотском экипаже, но потом его как активно интересующегося политикой и читавшего запрещенные издания (был даже под следствием), борца за социальную справедливость,  решили услать на войну с Японией.  Вдруг,  опять же волею Судьбы,  он был переведен из 16-го  в 7-й флотский экипаж и при назначении во 2-ю Тихоокеанскую эскадру попал  не на  флагманский  броненосец «князь Суворов» (погиб в бою),  а на бр. «Орёл»  и остался в живых!
     С 1900 г.  в  Кронштадте  А.Новиков, посещая воскресную школу  (он написал об этом в 1901 г. свою первую работу),  и  стремясь к знаниям, прочел многое из классической литературы, изучил биографии писателей (в т.ч. самоучек — М.Горького, А.Кольцова, Ф.Решетникова и др.), следуя книгам «Практика  самообразования» и «Среди книг» ​ известного литературоведа Н.А.Рубакина  (в 1909 г. Алексей встретился в Кларане со своим «литературным крестным», а потом до конца своей жизни переписывался с ним).       Подготовился к поступлению на физико-математический факультет СПБГУ  при  поддержке  преподавателя  воск. школы  Ивана  Ефимовича  Герасимова,  студента  этого вуза.

     Совершенно особый матрос был настолько  заметен, что   глава МВД  России В.К. фон Плеве писал царю Николаю II:       «В артиллерийском отряде выдающееся значение приобрел баталёр 1-й статьи Алексей Новиков.  Означенный Новиков представляется заметно развитым человеком среди своих товарищей и настолько начитанным, что в беседах толково рассуждает о философии Канта…»

     В конце лета 1903 г. Алексей был отпущен в отпуск, большую часть которого провел в Матвеевском. Там он получил в подарок от матери вышитый ей платочек  и иконку, на обороте которой было написано «Благославение матроса Новикова» (с ней он он никогда не расставался!). По возвращению в Кронштадт нач. штаба Кронштадтского порта А.Г.Нидермиллер  утверждает его баталёром (в подчинение главн. баталёру) на броненосец «Орёл»,  отправившийся в середине октября 1904 г. в составе 2-й ТОЭ  на Тихий океан защищать Порт-Артур,  воевать с Японией.   На «Орле» произошла историческая встреча Алексея  с  инженером  В.П.Костенко  (он  —  Васильев в «Цусиме»). Именно он, гениально почувствовав в беседе с ним одаренность матроса, рекомендовал ему вести дневник.  Через некоторое время он же передал Алексею для прочтения запрещенный  «Капитал» К.Маркса.

     Будущий писатель после 7 месяцев  изнурительного перехода вокруг Африки, через Индийский океан в Японское море, оказался сначала в огне Цусимского сражения. 27-28 мая 1905 г. он, унтер-офицер, назначенный на хозяйственную должность, по боевому расписанию работал в операционном пункте лазарета «Орла», забирал раненых с палуб и помогал врачам (позже от А.П.Авророва он получит мед. журнал и сведения использует в «Цусиме»). Затем он пережил (чуть не погибнув от рук своих же) более  8  месяцев плена в лагере г. Кумамото (пребывание там  было сносным, т.к.  Япония соблюдала Гаагскую конвенцию).  В начале же 1906 г. пароход Добровольного флота «Владимир» из г. Нагасаки доставил А.С.Новикова с другими бывшими  пленными (матросы получили хорошее довольствие — по 300 руб.,  а также тулупы, валенки и папахи) в Россию,  во Владивосток.  С собою он благополучно провез (миновав заградительные отряды, искавшие революционеров)  восстановленные им (после сожжения реакционными матросами лагеря в Кумамото) записи свидетельств участников Цусимской эпопеи.

    Литературный талант проявился у А.Новикова в 24 года, когда увидела свет его первая статья в «Кронштадском вестнике» об учебе в воскресной школе. В начале апреля 1906 г. по возвращении в Россию из Японии  газета «Новое Время»  напечатала очерк Алексея «Гибель эскадренного броненосца «Бородино». Работа была написана на основе беседы с единственно уцелевшим из 900 чел.  земляком С.С.Ющиным.  Он  передал рукопись в Петербурге  вдове  командира  В.И.Фаиневой  и она, прочтя,  немедленно отнесла ее в редакцию газеты. Вскоре с ней повидался и Алексей  —   она, расплакавшись, благодарила за прекрасный текст о муже. Тогда же и  газета «Мысль»  напечатала  очерк  «Гибель эскадренного броненосца «Ослябя».   В 1907 г. сразу в Петербурге и Москве под псевдонимом «А.Затертый (бывший матрос)» вышли две его первые книжечки — «Безумцы и бесплодные жертвы»  и «За чужие грехи», которые за  правду о Цусимской  бойне тотчас  же были конфискованы, а Новиков был объявлен в розыск.

    Весной 1906 г. Алексей Силыч, награжденный двумя  медалями и демобилизованный из флота, добрался из Владивостока до родного Матвеевского, где узнал о совсем недавней (всего 2 недели!) смерти матери.  Вскоре, осенью, оставив свои записи о Цусиме брату Сильвестру,  преследуемый охранкой за публикации, он был вынужден скрыться в Петербурге (адрес дал инженер «Орла» В.П.Костенко), поработав письмоводителем у «прекрасного человека, разрешившего пользоваться своей библиотекой», известного адвоката Н.А.Топорова (после общения с его клиентами А.Новиков в 1907 г. опубликовал «Рассказ сторожа»).

     В конце 1907 г. выехал в Финляндию, где на даче брата революционерки В.Фигнер его приютил дворник — друг с крейсера «Минин»,  рязанец М.А.Косырев (участник восстания в 1906 г.  на крейсере «Память Азова», а в 1951 г. он был на открытии памятника писателю!), а затем  в угольной яме парохода, нелегально перебрался в 1908 г.  в Англию и смог устроиться только  разнорабочим.   В  г. Барроу встретился  с принимавшим у фирмы  «Виккерс»  новый крейсер «Рюрик»  В.П.Костенко (именно он посетив верфь в Белфасте,  указал на ошибку в системе плавучести «Титаника»,  но к нему не прислушались —  о чем он доложил Морскому техническому комитету в СПБ). По просьбе В.П.Костенко и вместе с ним  Алексей  полгода вел политико-просветительскую работу среди  матросов «Рюрика».    Но, главное  —  в  Лондоне, в квартире русского эмигранта, народовольца, выпускника МГУ, инженера Людвига Нагеля, помогавшего бежавшим от политического преследования в России,   Алексей  Новиков  познакомился  с его дочерью Марией (была  моложе Алексея на 14 лет).   После свадьбы в 1910 г.    Мария  Людвиговна  стала верной спутницей Алексею Силычу на всю его жизнь.

     Царская цензура зверствовала, поэтому до февральской революции 1917 г. А.С.Новиков печатался сравнительно мало.  В 1911 г. он, написав большой рассказ «По-темному» (о бегстве в Англию в трюме), выслал рукопись на оценку всемирно известному писателю М.Горькому.  Вещь настолько ему понравилась,  что в течение месяца рассказ был опубликован в России в солидном  журнале «Современник», а сам А.Новиков в 1912 г. получил приглашение прибыть на остров Капри, на виллу к писателю.   Считается, что именно это произведение ввело имя А.Новикова в отечественную маринистику. Целый год он снимал квартиру на Капри и приносил Алексею Максимовичу свои новые тексты для обсуждения. Так, совершенствуя писательское мастерство в общении  с М.Горьким, И.Буниным, Б.Тимофеевым, С.Астровым и др., он создал ещё несколько работ. Ориентируясь на стиль мариниста К.М.Станюковича,  Алексей  описывал, правда, больше простых матросов — людей, мужественных  и добрых, преданных Родине и  воинскому долгу.    » Вы  —  «сила земная»  —  в дарственной надписи Алексею на своей книге «Сказки об Италии» написал М.Горький.
    В 1914 г.  А.Новиков подготовил к печати сборник «Морские рассказы» (но смог опубликовать лишь в феврале 1917 г., после отмены политической цензуры).   Кроме таких рассказов, писатель создал цикл острохарактерных  работ о крестьянской жизни – «Лишний», «Порченый», «Озверели» и многие др., показывающие изломы человеческих судеб и душ под влиянием кризиса общественных отношений в царской России в период с 1905 по 1917 годы. Страстный охотник,  он известен также своими  проникновенными рассказами об этом увлечении, охотничьих собаках, природе Тамбовщины и Мордовии (в 1938 г. в Женеве, на конкурсе охотничьих произведений рассказ «Клок шерсти», переведенный на французский язык, получил первую премию).
    Читателей привлекали  и  лирические произведения — «Море зовет», «Женщина в море» и др. (критик С.С.Гинзбург писал: у него «встреча с женщиной всегда внезапна, случайна, почти фатальна; сама женщина ярка, красочна; обстановка встречи насыщена весельем, бодростью…»).

    Часть произведений Алексея Силыча до 1913 г. печатались под псевдонимом «Прибой», а часть под фамилией Новиков. Чтобы избежать путаницы (оказалось, что под псевдонимом «Прибой» уже издавался военно-морской историк Н.Л.Кладо, и к тому же публике был давно известен  писатель  Иван Новиков) в 1913 г. писатель В.В.Вересаев в разговоре с Алексеем Силычем предложил ему объединить свою фамилию с псевдонимом «Прибой».   Так, по совету старшего товарища в литературе и появилось звучное сочетание   —  «Новиков-Прибой».

    По амнистии к 300-летию царского дома  в 1913 г. А.С.Новиков снова возвращается в Россию, снова приезжает в Матвеевское, где снова ждет его беда  —  брат Сильвестр сообщает, что не может найти его рукописи из японского плена.  Зато  он «выправляет»  Алексею Силычу  хороший паспорт и он покидает Матвеевское, чтобы обосноваться с семьей в Москве (сначала снимает квартиру на Таганке, потом в 1920-30-х гг. живет в доме-коммуне  литобъединения «Кузница» в Староконюшенном пер., а потом, накопив гонорары от издания книг, наконец, покупает квартиру в  д.5  в Б.Кисловском пер.).  В  1913 г. он начал работать в Московском  книгоиздательстве.

    В период 1-й Мировой войны А.С.Новиков, будучи призванным в Армию, был принят на должность заведующего хозяйством сначала 198-го, а потом 204-го санитарного поезда Земского союза (поезда передвигались вдоль линии фронтов, забирая раненых, доставляя в госпитали, нередко попадая под артобстрелы).  Жена его, Мария Людвиговна, сначала работала медсестрой, а потом стала заведующим хозяйством 198-го поезда, потом 217-го,  находясь там с сыном Анатолием (помимо Анатолия, в семье Новиковых  родились ещё двое   —  в 1923 г. сын Игорь,  а  в 1934 г. — дочь Ирина).   В ходе войны, в 1916 г. он опубликовал только одну работу — «Погрузка раненных», отобразив там ст. врача 182-го поезда  В.Г.Давыденко.
С лета 1917 г. Алексей Силыч устроился на работу в Земскую управу г. Спасска.

    После Февральской революции 1917 г.  ( А.С.Новиков,   всю  жизнь  был беспартийным,  хотя  и  симпатизировал вначале   партии  социал-революционеров,  частично выражавших  чаяния  крестьянских масс ) он пытался попасть в Учредительное собрание от Тамбовской губернии, а потом участвовал в знаменитом 2-ом Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов (7-9 ноября 1917 г., Петроград). Тогда же поехал в Кронштадт чтобы побыть с моряками-балтийцами,  понять настроение  масс (и матросов и офицеров), принявших новую, пролетарскую власть. Познакомился там с Ф.С.Предтечей  —  автором текста «Раскинулось море широко», своей любимой песни. Был несказанно рад отмене  разрядов и сословий (напр. в Кронштадте исчезли таблички в парках «Нижним чинам и собакам вход воспрещен», а матросам разрешили ходить по всем сторонам улиц), а также появившейся свободе печати, и стал активно издаваться.
        В  марте 1918 г. Алексей Силыч предложил Московскому продовольственному  комитету свою помощь в снабжении голодающей Москвы зерном. Вспомнив недавний опыт врача В.Г.Давыденко, взявшей санитарный поезд чтобы вывезти амнистированных сибирских политкаторжан, он возглавил три простаивавших сан. поезда (имели особый статус)  и добился их загрузки текстилем на обмен.   С женой и сыном, а также с Максимом, сыном А.М.Горького,  писателем  И.Вольновым  и небольшой охраной  он успешно  доехал  (помогал решительный  Максим с револьвером за поясом пальто)  до Барнаула, а потом смог  (уже благодаря взводу красноармейцев из Вятки, давшим очередь по бандитам у ст. Буй) вернуться  на одном из поездов с зерном в Москву (об этом — очерк «За хлебом»).  Другие же два с зерном, где главной была М.Л.Новикова, стартовав  чуть позже, застряли в Барнауле после подрыва мостов частями Чехословацкого корпуса.
Возвратившись в Барнаул (группу писателей в творческую командировку направил нарком просвещения А.В.Луначарский) для вызволения супруги, А.С.Новиков попадает в город, захваченный еще и отрядами Колчака. Опять же чудом избежав расстрела, он был силой определён  писарем в железнодорожный батальон, где пробыл два месяца, до сдачи подразделения войскам Красной Армии.  Между тем, этот период был очень плодотворным: А.С.Новиков успевает основать в городе кооперативное издательство «Сибирский рассвет» и  начать выпускать  одноименный журнал, а в Чите создает издательство  «Утес».  В 1919 г. он написал и смог выпустить в Барнауле сборник рассказов «Две души» и лирическую повесть с уникальным названием  «Море зовет»,  посвятив ее жене.  В 1920 г.  в  Барнауле  он задружился с писателем и просветителем А.М.Топоровым, от которого получил литературные  материалы о деревенской жизни в разгар колчаковщины.  А.М.Топоров, организовав уникальный проект — читку крестьянам рассказов писателей об их же жизни —  в 1930 г. издал свой знаменитый труд «Крестьяне о писателях», где есть «народный» разбор и рассказа «Ухабы»  Алексея Силыча.

  Семья Новиковых  приехала в Москву лишь в 1920 г.  Тогда же  М.Л.Новикова, владеющая иностранной и русской машинописью,  устраивается в Народный комиссариат иностранных дел (помог ее отец Людвиг Нагель, вернувшийся в Россию из эмиграции в 1918 г. и уже начавший работать в НКИД).

    А.С.Новиков в 1920-1931 гг., входя в объединение литераторов «Кузница» (В.Казин, Ф.Гладков, Н.Ляшко, А.Неверов, Е.Нечаев, П.Низовой, Г.Санников, П.Ширяев и др.), начал развивать удачно найденную свою тематику в литературе — показывать человека в позитивном развитии, переосмыслении себя, почти всегда под влиянием суровой морской стихии. Океан, сила природы выступают у него как некий воспитатель, закаляющий волю и очищающий   «дряблые души» от лени, трусости, порочного индивидуализма.  Кроме того,  ему   удаётся великолепно, не повторяясь во множестве своих работ, передавать  красоту и силу водной стихии, на что способны  только одарённые писатели.

   Постоянно находясь в поиске нового, но обязательно  хорошо знаемого материала, А.С.Новиков в 1921 г., получив мандат у знакомого по писательской работе Ф.Ф.Раскольникова, командовавшего тогда Балтфлотом, пребывал на базе подводных лодок в Кронштадте (ком. дивизиона  А.Н.Бахтин), совершал выходы на подводной лодке «Пантера», беседовал с ветеранами.  В результате в 1923 г. появилось первое в России вообще  произведение о службе на субмарине  —  повесть «Подводники»  (о трагедии подлодки «АГ-15» в июне 1917 г).

   В 1923-28 гг.  Новиков-Прибой совершил несколько  рейсов на транспортных  кораблях «Коммунист», «Герцен»  и «Камо».   Итогом  стали повести — «Женщина в море», «Ералашный рейс» (первая советская морская повесть приключений), «Коммунист» в походе», а также роман «Солёная купель»,  который, по мнению акад. С.Н.Сергеева-Ценского,  стал лучшей работой Алексея Силыча из созданного до «Цусимы».

   В конце 20-х годов   А.С.Новиков-Прибой выступил  инициатором создания Дома творчества писателей «Малеевка»  около  г. Руза под Москвой.

   В 1927 г. он  написал свою часть в коллективном романе 25 писателей «Большие пожары» (идея принадлежала М.Кольцову,  гл. редактору  ж. «Огонёк»,  там же и был впервые опубликован)

   Дважды переиздаются «Морские рассказы» и «Две души». Появляются сборники рассказов «Победитель бурь», «Порченый», «Бойня», «Во власти моря» и др.  Не раз печатается  повесть «Подводники».
О популярности А.С.Новикова свидетельствуют факты: 1926-1927 гг. выходит пятитомное собрание сочинений в Харькове, в 1927-1928 гг. пятитомное собрание сочинений в Ленинграде. В 1929 – 1931 гг. читатели получают уже собрание сочинений в 6-и томах.

   Для писательской работы в 1932 году по совету поэта и писателя П.С.Парфенова он получил участок и поставил там дачный дом в поселке Черкизово (ст. Тарасовская Ярославской ж.д.) под Москвой.  Перевозку купленного  сруба из Завидово организовал на санях бывший боцман «Орла»  М.И.Воеводин.

   В 1932 г.  в своей квартире А.С.Новиков-Прибой долго беседовал с родоначальником мировой космонавтики К.Э.Циолковским, который приехал в Москву на церемонию вручения ему ордена Трудового красного знамени.     «Вот какие мы русские люди… И социализм первыми строим, и на другие планеты лететь уже мечтаем… Придет время и еще как полетим-то… Вот здорово будет, на диво всему миру!»  —  заключил Алексей Силыч.

   В июле 1934 г.  Новиков-Прибой, Бабель и Кольцов как представители писательского сообщества  удостоились чести встречать на аэродроме в Москве  фантаста Герберта Уэлса.

   С первых же дней своей службы на броненосце «Орёл»  Алексей Силыч, наблюдая сам и беседуя с членами команды этого и других кораблей, начал письменно фиксировать уникальный материал о походе на Восток. По возвращении  в Россию отдельные его очерки уже в 1906 г. появились в печати – «Гибель  эскадренного броненосца «Бородино» 14 мая 1905 г.», «О гибели эскадренного броненосца «Ослябя» и его экипажа 14 мая 1905 г.», «Печальная годовщина» и др.
Однако все записи Алексея Силыча, так необходимые  для задуманной большой работы,  уже однажды  сгоревшие, заново им восстановленные и с трудом сохраненные в японском плену и в долгом  пути домой, были утрачены второй раз — в 1906 г. брат Сильвестр в Матвеевском спрятал архив от жандармов, а потом не смог его  разыскать.  Лишь через 22 года,  4 мая 1928 г. бесценные записи были найдены уже  его сыном  Иваном и  были  переданы им Алексею Силычу в присуствии А.В.Перегудова и П.Г.Ширяева (все трое были на охоте около Матвеевского).   В том же 1928 году свои рукописи передал писателю его друг и наставник инженер «Орла» В.П.Костенко.  С этого момента работа над давно задуманным описанием похода и трагедии в Японском море, создание которого Алексей Силыч с учетом отчаянных просьб цусимцев, считал  долгом своей жизни,  резко ускорилась.

   Для «ухода» в обретенные материалы Алексей Силыч с семьей в 1928-1929 гг. с весны до осени проводит в Крыму, в г. Алуште.  Там же в 1928 г. он знакомится со своим земляком, маститым писателем, академиком  С.Н.Сергеевым-Ценским («Севастопольская страда», «Синопский бой», «Флот и крепость» и др.), с которым обсуждает план и главы «Цусимы». Там же  он задружился и с  писателем с А.В.Перегудовым, замечательным  мастером слова («В те далекие годы»,  «Солнечный клад» и др.), в доме которого в Ликино-Дулёве написал несколько глав «Цусимы».  А.В.Перегудов   написал для романа стихи, который декларирует  там  Вася Дрозд  (матрос Кочетков).

   Первая часть «Цусимы» — «Поход» была издана в 1932 г.  в «Роман-Газете»   изд-ва  «Худож. литература»,   и сразу же  —  в декабре получила в газете «Правда» восторженный отзыв известного критика С.Розенталя, отметившего, что Новиков со своей книгой  — «не для эстетов и чистоплюев» —  вошел победителем в советскую литературу. Между тем, понимая, что для написания пронзительно точной и полной картины гибели эскадры ему не хватает многих данных и впечатлений, А.С.Новиков  обратился через центральные газеты к участникам Цусимского боя с призывом предоставить ему свои воспоминания.
Более трехсот цусимцев безоговорочно прислали своему соратнику личные дневники, фотографии и даже зарисовки с просьбой отобразить в работе эпизоды  трагедии для последующих поколений. Многие приходили в квартиру писателя и рассказывали незабываемое. Чтобы поговорить с теми, кто не мог приехать, А.С.Новиков побывал в Рязани, Костроме, Ярославле,  Ростове-на-Дону, Царицыне, Одессе и др. городах.   Каждая такая  встреча с друзьями, особенно с членами команды «Орла» — мл. штурманом Л.В.Ларионовым; инж. В.П.Костенко,  последним командиром «Орла» К.Л.Шведе (в романе — Сидоров); лейтенантом. К.П.Славинским; боцманом М.И.Воеводиным;  врачом А.П.Авроровым (А.Новиков работал под его началом в лазарете, а позже получил от него медицинский журнал); сигнальщиком В.П.Зефировым, машинистом С.А.Мурзиным, А.Пушкаревым, С.Мельниковым, П.Семеновым, Н.Кочиным,     а также с других кораблей — вестовым ком. эскадрой П.Г.Пучковым, мичманами «Блестящего» Г.В.Ломаном и Н.Н.Зубовым, мичманом «Бодрого» Е.С.Гарнетом,  офицером «Бравого» Н.В.Третьяковым,  торпедистом  «Громкого» Ф.П.Богорядцевым,  рулевыми  «Олега»  М.И.Голубевым, С.С.Губенко,  А.В.Магдалинским,  маш.  «Сисоя Великого» А.З.Аракчеевым,  И.М.Шплатовым   и  многими  другими, превращалась в десятки новых страниц, отражавших свидетельства очевидцев (!).  «Я обрастаю материалами для «Цусимы», как днище корабля ракушками» — писал автор в письме Сергееву-Ценскому.
   «Работа над книгой сделалась групповым творчеством, которое слито в целое личным авторством писателя» — точно подметил писатель К.А.Федин.

   Вторая часть «Цусимы» — «Бой»    была издана в  «Роман-Газете»   в  1934 г.    С.Розенталь написал в «Правде»  —  «Если есть книги, подлинно написанные кровью сердца, то несомненно, что эти две книги Новикова-Прибоя — из их числа.  «Цусима» — книга, которую читаешь залпом от первой до последней страницы».

   В феврале 1934 г.  радиостанция  «Коминтерн»   передала  постановку   романа, созданную и исполненную Э.Гариным, а в   ноябре  известный театральный режиссер В.Н.Яхонтов, руководитель труппы «Современник», поставил инсценировку «Цусима» (на премьере  выступил  Алексей Силыч).

   К.Г.Паустовский отметил в «Литературной газете» 24.03.1937 г.: «Цусима» стала великой удачей писателя. Здесь тема настолько потрясает, что перестаешь замечать всё то, что принято замечать у писателей: язык, стиль, композицию.»

   В августе 1934 г. А.С.Новиков-Прибой как делегат с решающим голосом вошел в правление Первого всесоюзного съезда советских писателей (а потом участвовал в заседании 1-го Пленума  ССП).  На открытии Съезда он беседовал со своим литературным наставником — А.М.Горьким (известно, что Горький, наблюдая за творчеством «Силыча», журил его за слабую, по его мнению, эстетику стиля).
Был избран членом Правления Союза писателей СССР, входил в редколлегию  журнала «Знамя».

   В конце 1930-х годов  известный скульптор и художник (илл. «Железный поток» А.Серафимовича и «Тихий Дон» М.Шолохова) Сергей Григорьевич Корольков создал бюст Новикова-Прибоя (сестра скульптора  передала его семье писателя только в 1960-х).  В 1941 г. художник встречался в Ростове-на-Дону с  писателем и договорился с ним об иллюстрации «Цусимы» (к сожалению, этот грандиозный для искусства  проект из-за Войны не был осуществлен).
Несколько монументальных изображений писателя также создал скульптор из с. Терадеи Рязанской области, земляк писателя  —  И.Ф.Тимошин.

  В 1938 году Алексей Силыч  способствовал созданию  Севастопольского городского литературного объединения  (теперь оно — имени А.Н. Озерова).

   За успехи в литературной деятельности А.С.Новиков-Прибой в 1934 г.  Правительством СССР был награжден ценным подарком — легковой автомашиной ГАЗ «М1»  (такими же были награждены из числа писателей ещё В.Лидин и М.Пришвин),  а 14 февраля 1939 г. — Орденом Трудового Красного знамени  (в Кремле его вручал «всесоюзный староста»  М.И.Калинин).
   Писатель постоянно наращивал текст «Цусимы» — в общей сложности было добавлено более 12 глав!  В 1940 г. роман «Цусима» предстал  уже в известном всем варианте.

   В марте 1941 г. за часть «Бой» дилогии «Цусима» А.С.Новиков-Прибой был удостоен Сталинской Премии 2-й степени ( достоверно известно, что И.В.Сталин прочел роман по совету редактора газеты «Известия» И.М.Гронского) .

   В основе сюжета «Цусимы» лежит событие, негативно повлиявшее на ход исторического развития России: гибель 2-й Тихоокеанской эскадры под командованием вице-адмирала З.П.Рожественского во время морского сражения 27-28 мая 1905 г. в ходе русско-японской войны (с нашей стороны погибло 5 тыс. чел.  и  был потоплен 21 корабль /в т.ч. 3 новейших броненосца/  из 38,   а потери японцев составили  —  около 300 чел.  и 3 потопленных неб. судна — миноносца).  Очень много  наших матросов, оказавшись за бортом, просто утонуло, не умея держаться на воде (а в РИФ в то время плавать не учили!).   Интересно, что разгром эскадры произошел  в государственный праздник  —  27 мая — «День Священного Коронования Их Императорских Величеств» (Николай II, прочтя срочную телеграмму, встал из-за праздничного стола, подошел к окну и нервно закурил…).

   Произведение перерастает сюжетные рамки простой хроники и показывает общественно-политическое  состояние в России в 1904-05 гг.

   В романе показана эволюция масс  —  «в  «Цусиме» движется не только эскадра,  —  движутся вперед в своём развитии обитатели нижней палубы» —  писал критик  В.А.Красильников.
    В «Цусиме» через реально существовавших простых матросов и боцманов (а именно народ в лице многотысячного коллектива является главным героем романа — и это впервые!) и офицеров, соблюдавших  славные традиции флота, хорошо отражена сущность русской души. Опять же впервые показаны действия реальных моряков перед лицом смерти, осуществление выбора между следованием воинскому долгу или позорным самосохранением.
    Героизм и чувство долга тысяч людей, посланных на заведомую гибель, но не потерпевших поражение, а наоборот, одержавших моральную победу над неприятелем, в то же время отлично оттеняет непрофессионализм и отталкивающие личностные качества отдельных персон из высшего командования — «представительных ничтожеств».
    В «Цусиме» отражены 34 корабля, а из  более сотни  упомянутых моряков  нет ни одного выдуманного лица   (даже гротескный кочегар «Орла» имел прототипа  — Т.Л.Бакланова с кр. «Олег»).  Есть, правда,  псевдонимы:  так, Сидоров — это ст. офицер Шведе, Васильев — инж. Костенко, Воробейчик — мичм. Бубнов, Вася Дрозд —  матрос Кочетков.  Несмотря на эскизность  описания  отдельных людей, каждому нашелся какой-то свой штрих.  «Новиков-Прибой писал о народе тем языком, которым владеет редкий пасатель, — языком народным. Поэтический дар в его истоках своих прикасается к талантам сказителей» — отметил писатель К.А.Федин.
    В отличие от других маринистов, для которых пейзаж только фон, Новиков-Прибой сращивает,  подстраивает  стихию к душевному  состоянию участников действия. Проявления её всегда созвучны настроениям, переживаниям людей. Отвлеченные же пейзажи — например Океан во время похода в «Цусиме»  —  это чаще всего картины величия мироздания, вселенского покоя, противопоставляемого людской бессмысленной сутолоке. Во время же сражения — гнев Океана, картины потревоженной стихии, являются фоном, на котором разыгрывается фантасмагория дикой трагедии.
     Роман  «Цусима»  построен  не только на свидетельствах  цусимцев, но и на множестве архивных источников, протоколах следствия, вахтенных записях (имелся даже оригинал журнала хирургических операций) , а также содержит техническую информацию, взятую  автором, прежде всего  из дневников   В.П.Костенко, из  бесед с офицерами  (ком. «Орла» К.Л.Шведе, артилл. К.П.Славинским, Н.С.Вечесловым, А.А.Паскиным, Н.Н.Нозиковым  и  японским артиллеристом с «Асахи»  Ятсудой).  В романе точны  (по имевшемуся журналу сигнальщика Зефирова) даже погодные условия, которые были в ключевых сценах  —  во время боев.  Вместе с тем, некоторые сцены по кораблям в романе не прописаны  —  писатель, не имея по ним фактов, не стал прибегать к художественному вымыслу. Таким образом, текст романа, выверенный самими цусимцами, уникален по своей достоверности. 

   «Тысячами глаз своих собратьев по флоту он прощупывал все закоулки каждого корабля, получал верные характеристики адмиралов, командиров и офицеров, собирал данные, не зарегистрированные никакими официальными документами. Оттого ему так просто делались понятными все сложные вопросы организации и управления флотом, тонкости технического оборудования судов, секреты морской тактики и стратегии»  (В.П.Костенко, «Заметки участника Цусимы» в сб. «Наше слово о литературе», МТП, 1933 г.).

   Роман создает поразительный, кинематографический  эффект присутствия в том времени,  впечатляет  гармоничным охватом гигантского пространства, включенностью читателя в события на большинстве кораблей эскадры, буквальным осязанием  происходящего.
И ГЛАВНОЕ  —  произведение  примечательно тем  —  и в этом огромнейшая заслуга писателя-гражданина  —  что  десятки реальных  людей   —   из  состава  матросов и лиц младшего командного состава, о которых никто бы  и  никогда  не узнал,  навсегда  вписаны  в  Историю !

Как считает писатель  Н.А.Черкашин: «Цусима» — из того редкого разряда книг, что не только светят, но и греют. Она, как добрый костерок, собирала вокруг себя людей, объединяла их, связывала, роднила… Участники похода Тихоокеанских эскадр — а их, уцелевших, насчитывалось в тридцатые годы несколько тысяч, разбросанные по всей бескрайней стране, — стали искать друг друга, списываться, съезжаться… Старые моряки как бы воспрянули духом. В романе развертывалась ярчайшая панорама матросского мужества. Впервые к ним, комендорам, кочегарам, гальванерам, минерам, сигнальщикам, машинистам, рулевым злосчастных эскадр, применялось слово «герой».

   «Цусима» —  выдающийся вклад в русскую и мировую литературу. Только до Великой Отечественной войны она переиздавалась не менее семи раз.   «Цусима»  по инициативе других  стран  была переведена на 8 языков мира (первыми перевели и издали японцы, выбросив критику в свой адрес), быстро была издана в Великобритании,  издавалась в США. Примечательно, что на французский язык для издания в  Париже роман перевела Н.В.Труханова  —  супруга  графа, а впоследствии генерала РККА  А.А.Игнатьева.
    Отзывы на роман публиковались в прессе стран пяти континентов, А.С.Новиков-Прибой стал всемирно известен.
    Это произведение, по мнению отечественных  филологов (а по его творчеству защищено 7 диссертаций, последняя известная —  В.Вахью в  мае 2017 г. ),  обладая интереснейшими особенностями в плане построения, стиля и др.,  задало высокую планку для  авторов отечественной маринистики.

   А.С.Новиков-Прибой, напрочь лишенный творческого эгоизма,  способствовал писательской деятельности А.Казанцева, А.Боковикова, Е.Юнги, Н.Флерова, И.Нозикова (артил. «Вл. Мономаха»), А.Магдалинского (рулев. «Олега»), А.Галкина, М.Спирова, С.Папрыкина, Н.Яковлева и многих других, делился опытом творчества в литературных кружках (в г. Королёве с 1937 г. — ЛИТО его имени), выступал  на творческих встречах.   Выделялся среди писателей тем, что своей обязанностью считал развитие патриотизма у военнослужащих, для чего постоянно, несколько раз в месяц, выезжал на корабли и армейские части, рассказывая о славных традициях русского воинства.

     В 1940 году, получив от Николая Алексеевича Ильина, учителя школы Темниковского р-на Мордовии,  письмо о наличии могилы адмирала Ф.Ф.Ушакова  у  стены Санаксарского монастыря (а он прочитал в «Цусиме», что она утрачена) и ее ужасающем состоянии,  А.С.Новиков-Прибой написал срочные депеши в Центральный Военно-морской музей Ленинграда  и  местный исполком, чем способствовал ее обретению для страны  и восстановлению весной 1941 г.   (к великому сожалению Н.А.Ильин  геройски погиб на фронте в 1942 г.)

    Как-то на вопрос Бориса,  сына писателя  А.С.Неверова  — «Что Вы любите больше всего в жизни?»  Алексей  Силыч   ответил —  » Человека люблю и его добрые дела во имя счастья знакомых и незнакомых для него людей…»

    Своей открытостью, а также эрудицией А.С.Новиков-Прибой притягивал к себе,  был интересен широкому кругу общественности, в который входили: — А.Луначарский, В.Куйбышев, А.Микоян, В.Бонч-Бруевич, О.Городовиков, А.Игнатьев, Л.Галлер, К.Циолковский;    —  И.Бунин, А.Толстой, А.Горький, Я.Купала, А.Неверов, Я.Колас, Э.Багрицкий, С.Городецкий, А.Белый, А.Чапыгин, А.Серафимович, К.Федин, А.Фадеев, Ф.Гладков, П.Низовой, В.Вишневский, В.Катаев, В.Казин, А.Сурков, Д.Бедный, А.Жаров, И.Рахилло, В.Лидин, Н.Асеев, С.Сергеев-Ценский, А.Перегудов, Л.Соболев, Л.Леонов, В.Ставский, Н.Замошкин, М.Пришвин, С.Маршак, П.Ширяев, О.Форш, С.Михалков, Г.Санников, Е.Ляшко, М.Розенфельд, Л.Сейфуллина, Н.Нечаев, И.Гронский, П.Парфенов, П.Васильев, А.Малышкин, А.Веселый, Е.Юнга;   —  П.Павлинов, Н.Грабарь, С.Корольков, Ин.Жуков, А.Борисов, И.Бродский, А.И.Толстая, И.Козловский, И.Москвин, М.Тарханов, Э.Гарин, Р.Зелёная, М.Рейзен, Н.Обухова, Н.Озеров, С.Юдин, В.Сварог, С.Прокофьев, С.Глиэр, В.Шебалин, К.Шапорин, М.Северский-Скородумов;  —  А.Ляпидевский, В.Чкалов, А.Чапаев, Б.Чухновский и многие другие.

    В силу своего характера Алексей Силыч  постоянно заботился о своей обширной семье, родственниках  брата Сильвестра.  Его дочери Анне он купил дом в поселке Челюскинский Московской области,  Ивана Сильвестровича, одного из семьи остававшегося в Матвеевском,  спас от наветов,  поселил в Тарасовке, другому своему племяннику —  Федору, после окончания его службы в Красной армии в 1922 году, тоже поспособствовал обустроиться —  в Москве, организовывал ему хорошую подработку в издательствах пока он учился в техникуме. Помог он и Марии Сильвестровне с мужем эвакуироваться из блокадного Ленинграда. Во время же войны всех Новиковых он собрал в своей квартире на Кисловском – так было проще выживать. Ну и конечно Алексей Силыч очень часто организовывал общие обеды, приглашал на свои вечера или отправлял своих родных на творческие встречи с другими деятелями искусства.

    В апреле 1941 г. старший сын писателя — Анатолий Алексеевич (проходивший ранее срочную  службу на Черноморском флоте) был призван на Тихоокеанский флот для прохождения сборов на Дальнем Востоке, и после нападения  Германии на СССР служил там, находясь в подразделении флота (до 1948 года). В конце войны получил  звание лейтенанта, а потом работал инженером, имел авторские свидетельства ( младший сын писателя — Игорь, имея с детства тяжелое  заболевание  ноги, стал медиком,  заслуженным врачом РСФСР, д.м.н).

    В 1941 г. Алексей Силыч в своей квартире сердечно принимал выдающегося математика, теоретика кораблестроения, автора теории непотопляемости Алексея Николаевича Крылова (воплощая его рассчёты, инженер В.П.Костенко обеспечил сохранность броненосца «Орёл» в цусимском бою).

    В 1942 г. драматург  Вс.Вишневский,  написав пьесу  «Раскинулось море широко», специально создал сценический образ  —  боцмана  Силыча  — в память  о дружбе с А.С.Новиковым-Прибоем.

    Алексей Силыч, с началом Великой Отечественной  войны, в свои 64 года  сразу же попросил принять его в народное ополчение. Получив отказ и оставшись в Москве с семьей (об эвакуации и не помышлял, разве что семья некоторое время проводила в Тарасовке), много работал, дежурил в Доме Союза писателей на Б.Никитской ул., тушил зажигательные бомбы на крыше дома, где жил (одна, им лично затушенная, сохранилась).
    Летом 1941 г. он был включен Совинформбюро в актив писателей и журналистов, работавших на Победу.
    Написал более 30 статей, а также ряд патриотических очерков и рассказов – «Перед лицом врага», «Севастополь», «Русский матрос», «Морские орлы», «Моряки в бою», «Боевые традиции русских моряков», «Сила ненависти», «Родина», «Мсти, товарищ!» и др.   Произведения шли во фронтовые издательства, их печатали  также  «Правда», «Литературная газета», «Красный флот», «Краснофлотец».
     Во время войны были изданы его сборники «Боевые традиции русских моряков», «Во имя долга», а также «Морские рассказы» .  Несколько раз выезжал  к линии фронта и беседовал с бойцами.

    Именно он впервые озвучил в декабре 1942 г.  в газете «Красный флот»  новый термин  —   «Город-герой,   назвав так  Ленинград,  Одессу,  Севастополь  и  Сталинград.

    В 1942 г.  в  журнале «Знамя» была опубликована первая часть его нового романа «Капитан 1-ого ранга», где показан должностной путь моряка до 1917 года и после.  Автобиографичны главы о быте во флотском экипаже в Кронштадте.  В основу же главного героя положен образ друга,  П.Г.Пучкова  —  вестового адмирала Рожественского,  да и  тема супружеской измены в романе дана (правда,  зеркально)  по свидетельствам Петра Гавриловича.  Шла работа над второй частью романа. В 1946 г.  1-ю часть под названием «Капитан» издали в Великобритании.
    Однако, литературным и жизненным планам, не суждено было осуществиться  —  с  1942 г. Алексей Силыч стал худеть, начались частые простуды, появились боли в животе,  а  в начале 1944 г.  здоровье писателя резко ухудшилось и запоздало проведенная полостная  операция показала, что он  уже неизлечимо болен. Понимая ситуацию,  стойко   противостоя  очень болезненному  недугу и продолжая работать (последнюю свою статью к юбилею  Станюковича  он надиктовал Марии Людвиговне  в конце марта 1944 г.),  писатель мечтал дожить до Победы, ждал близившегося (в  мае) освобождения  любимого Севастополя.

    Но  в субботу,  ​29 апреля 1944 г.  его сердце не выдержало и остановилось.  А.С.Новикову-Прибою было всего 67 лет…

    Все центральные газеты поместили большие, недежурные некрологи.  Интересно, что в этот день по радио прозвучала — специально или нет — его любимая, но грустная песня «Липа вековая». Церемония прощания состоялась 3 мая в Доме писателей с присутствием большого числа официальных лиц и почитателей таланта писателя. Многим запомнилось, что граф, участник русско-японской войны, генерал-лейтенант РККА  А.А.Игнатьев опустился на колено у гроба и сказал: «Русский офицер склоняет голову перед подвигами русского матроса !».  Погребение прошло в тот же день на Новодевичьем кладбище.
     В 1951 году могилу писателя на Новодевичьем кладбище украсил памятник из синеватого лабрадорита работы известного скульптора З.В.Баженовой (объемную волну на памятнике ей предложила сделать Е.Ч.Новикова, супруга Игоря, сына писателя).

   В 1958 г. в театре «Современник» была поставлена пьеса «Капитан 1-го ранга».  В январе 1959 г. на экранах страны появился одноименный фильм, снятый Таллинской киностудией по мотивам романа.
   В 1950 г. и в 1963 г.  снова вышли в свет собрания сочинений А.С.Новикова-Прибоя.
    В феврале  1969 г. сценарист Т.Рыбасова и режиссер Э.Верник осуществили радиопостановку романа «Солёная купель», в которой текст главного героя озвучил народный артист РСФСР  А.А.Миронов.
   В 1974 г. сценарист, член Союза кинематографистов СССР Б.С.Шейнин, восторгавшийся судьбой и творчеством писателя, по собственной инициативе на киностудии «Центрнаучфильм» создал (с режиссером Н.К.Полонской)  известную документальную картину «Подвиг баталёра Новикова» о замысле и написании «Цусимы».

   В  1977 году  Киевской киностудией им А.Довженко был создан приключенческий фильм «Ералашный рейс» по мотивам одноименной повести писателя (реж. О.Фиалко, сценарист В.Щербина).

   В 2004 г.  Общество сохранения литературного наследия при содействии директора ЦВК «Экспоцентр» В.Л.Малькевича издало особое 5-томное собрание сочинений Новикова-Прибоя, вобравшее почти все работы писателя.

   В 2007 г. библиотекой г. Сасово  им. А.С.Новикова-Прибоя был издан сборник «Победитель бурь», в который вошли не издававшиеся ранее и редко выходившие  произведения  писателя   (составитель —  И.А.Новикова, переиздание изд. «Радуга»,  Москва,  2018 г. ).

   Несколько кораблей были названы в честь именитого писателя-мариниста.
   В его доме в с. Матвеевское около г. Сасово Рязанской области был открыт государственный музей, а в пос. Черкизово у станции Тарасовка под Москвой стараниями  И.А.Новиковой создан музей на даче писателя.
    Его творчество  отражено в Центральном музее Вооруженных Сил Российской Федерации, в краеведческих музеях Рязани,  Сасово и др.
   Ряд библиотек носят его имя.
   В столице, вдоль Москва-реки простирается набережная Новикова-Прибоя.

   Минимум в 17 городах, насел. пунктах  России  (Тамбове, Рязани, Сасово, Ликино-Дулёво, Нижнем-Новгороде, Волгограде, Иркутске,  Новошахтинске, Севастополе, пос. Зайково, пос. Зубова поляна и др), а также на Украине есть улицы его имени.

    К 140-летию писателя,  в  2017 г.  его скульптурные изображения работы  И.Ф.Тимошина  (доработанные копии выполнила Р.А.Лысенина) были установлены в  доме-музее в  Матвеевском  и  в  РОУНБ  г. Рязани.  В  Сасово  на открытой Аллее славы представлен  и  писатель А.С.Новиков-Прибой.

   В  марте  2018  г.  было опубликовано  второе, дополненное  издание воспоминаний сына писателя, заслуженного врача РСФСР Игоря Алексеевича Новикова  под  названием     «Мой отец — А.С.Новиков-Прибой».


    Писатель С.В.Сартаков написал о А.С.Новикове-Прибое:
«Море было его розовой детской мечтой.
Море было его тяжелой матросской долей.
Море было его суровым военным подвигом.
Море стало его вдохновенным – и навсегда! – призванием литератора».

7

Сайт писателя-мариниста