Жизнь и творчество

 

тарелка - Силыч

  " Он навсегда войдет в потомство,  наш славный Новиков-Прибой!
    Как поучительно знакомство  с его                      причудливой судьбой !"

                                            Демьян Бедный,      1937 г.


    Алексей Силыч Новиков – Прибой  (изначальная фамилия — Новиков) родился  24 марта 1877 г.  в  селе Матвеевское Тамбовской губерни   (ныне — Рязанская область)  –  умер  29 апреля 1944 г., в Москве. Похоронен  на  Новодевичьем кладбище.
   Детство и юность провел в селе Матвеевское, затерявшемся с речкой Журавкой среди обширных лесов и полей. С юных лет – тяжкий труд (работа на земле, заготовка леса и дегтя)  вместе с отцом, отставным унтер-офицером  — фейерверкером (артиллеристом) Силантием (Силой) Филипповичем.  Он как кантонист,  т.е. сын солдата (тоже артиллериста суворовских войск), отслужив почти 25 лет воинской службы, с хорошей пенсией  вернулся в 1862 году из Польши с женой Марией и годовалым сыном Сильвестром в родное село, где у него уже не было ни крова, ни родных, и на имевшиеся деньги построил трехкомнатный бревенчатый дом (стоит до сих пор).

      Грамоту Алексей сначала постигал с отцом, потом обучался у дьячка местной церкви, а затем в церковноприходской школе в соседнем селе, где отнеслись к нему с вниманием, которую  потому и  закончил  отличником. Отец еще научил многим охотничьим премудростям — прежде всего выживанию в тяжелых условиях и меткой стрельбе.
   Мать, Мария Ивановна, полька, сирота, воспитанница монастыря в Варшаве, принявшая по просьбе мужа православие, готовила мальчика к лучшей доле — священнослужителя (они осовобождались от воинской повинности).
Но Судьба распорядилась по-своему  —  однажды летним вечером, по пути домой с молебна в Свято-Успенском Вышенском монастыре (расстояние от обители до села по прямой — 28 км. !)  мать и сын на  пустынном  берегу в лучах солнца внезапно увидели необычно одетого человека,  как выяснилось  —  матроса,  любовавшегося слиянием рек Выши  и  Цны.   Отвечая на распросы отрока, удивленного его обликом,  моряк с пронзительно серыми глазами ладно и заманчиво поведал ему об экзотических странах,  красоте и силе океанских просторов и кораблях — скорлупках во власти стихии. «Из тебя, я вижу, хороший бы моряк вышел!» — запомнил  его пожелание Алексей (из автобиогр. рассказа «Судьба»).

    А.Новиков  с той поры мечтал стать только моряком и  увидеть океан. В 1899  г. умирающий отец наказал ему: «Служи честно, начальство уважай…Трудно будет — знаю. Народу служи…», и Алексей, когда пришла повестка о воинской повинности, сам вызвался и добился  (поменявшись в списке с другим) назначения во флот (хотя служба там в 7 лет — больше, чем в армии) и был определен на Балтику.  Пять лет жизни — с 1900 по 1904 г.  прошли в Кронштадте (как грамотный, развитой и не пьющий,  после успешно сданных экзаменов он стал баталёром* сначала 2-й, а с  1901 г. и  1-й статьи).   Служил на крейсере «Минин» Учебно-артиллерийского отряда (им руководил  до 1903 г. З.П.Рожественский  —  будущий  командующий  2-й Тихоокеанской эскадрой  —  и  А.Новиков получил собственные впечатления о нём). В 1902 г.  за службу на «Минине» получил «хороший» аттестат.  Состоял  в 16-ом  флотском экипаже, потом опять же волею Судьбы был переведен в 7-й фл. экипаж и при назначении во 2-ю ТОЭ попал, к счастью,  не на  броненосец «князь Суворов» (погиб в бою),  а на бр. «Орёл»  и остался в живых!
С 1900 г.  в  Кронштадте  А.Новиков, посещая воскресную школу (он написал об этом в 1901 г. статью),  и активно стремясь к знаниям, прочел многое из запрещенного, из классической литературы, изучил биографии писателей (в т.ч. самоучек — М.Горького, А.Кольцова, Ф.Решетникова и др.), следуя книгам «Практика  самообразования» и «Среди книг» ​ известного литературоведа Н.А.Рубакина  (в 1909 г. Алексей встретился в Кларане со своим литературным крестным, а потом до конца своей жизни переписывался с ним). Самостоятельно подготовился к поступлению на физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета.

   Свободолюбивого матроса заметили — глава МВД В.К. фон Плеве писал царю Николаю II:  » В артиллерийском отряде выдающееся значение приобрел баталер 1-й статьи Алексей Новиков.  Означенный Новиков представляется заметно развитым человеком среди своих товарищей и настолько начитанным, что в беседах толково рассуждает о философии Канта…»

   В конце лета 1903 г. Алексей был отпущен в отпуск, большую часть которого провел в Матвеевском. Там он получил в подарок от матери иконку, на обороте которой было написано «Благославение матроса Новикова» (с ней он он никогда не расставался). По возвращению в Кронштадт он как увлекающийся политикой по предложению нач. штаба Кронштадтского порта А.Г.Нидермиллера был переведен на броненосец «Орёл» (где инженер В.П.Костенко, сразу же почувствовав одаренность Алексея, рекомендовал ему вести дневник), отправившийся в середине октября 1904 г. в составе 2-й ТОЭ  на Тихий океан, воевать с Японией. Так будущий писатель после 7-месячного изнурительного перехода оказался сначала в огне Цусимского сражения (27-28  мая 1905 г.), а затем пережил более  8  месяцев плена (пребывание там, правда,  было сносным, т.к. Япония соблюдала Гаагскую конвенцию). В начале 1906 г.  пароход Добровольного флота «Владимир» из г. Нагасаки доставил А.Новикова с другими бывшими  пленными (матросы получили по 300 руб., тулупы, валенки и папахи) в Россию,  во Владивосток.

   Литературный талант проявился у А.Новикова в 24 года.  В октябре 1901 г. в «Кронштадтском вестнике» была опубликована его первая заметка об учебе в воскресной школе. В 1906 г. по возвращении в Россию из Японии  газета «Новое Время»  напечатала очерк Алексея «Гибель эскадренного броненосца «Бородино». Очерк был написан на основе личной беседы с чудом уцелевшим  земляком С.С.Ющиным. Он же  передал в Петербурге  рукопись очерка  вдове  командира  «Бородино» В.И.Фаиневой с просьбой опубликовать  его, что та и сделала.   Газета  «Мысль»  напечатала  «Гибель эскадренного броненосца «Ослябя». В 1907 г. сразу в Петербурге и Москве под псевдонимом «А.Затертый (бывший матрос)» вышли две его первые книжечки — «Безумцы и бесплодные жертвы»  и «За чужие грехи», которые за критику правящего  режима тотчас же были конфискованы, а Новиков был объявлен в розыск.

    Весной 1906 г. Алексей Силыч, награжденный двумя  медалями и демобилизованный из флота,  добрался из Владивостока до родного Матвеевского, где узнал о совсем недавней (2 недели назад !) смерти матери.   Вскоре, осенью, оставив свои записи о Цусиме брату Сильвестру,  преследуемый охранкой за публикации, он был вынужден скрыться в Петербурге (адрес дал инженер В.П.Костенко), поработав письмоводителем у «прекрасного человека, разрешившего пользоваться своей библиотекой», известного адвоката Н.А.Топорова (после общения с жалобщиками А.Новиков в 1907 г. опубликовал «Рассказ сторожа»).  В конце 1907 г. выехал в Финляндию, где на даче брата революционерки В.Фигнер его приютил дворник — друг с крейсера «Минин»,  рязанец М.А.Косырев (участник восстания в 1906 г.  на крейсере «Память Азова», а в 1951 г. он был на открытии памятника писателю!), а затем, сидя в угольной яме парохода, нелегально перебрался в 1908 г. в Англию и тяжким трудом разнорабочего стал зарабатывать на хлеб.  В Лондоне, в квартире русского эмигранта, народовольца, выпускника МГУ, инженера Людвига Нагеля, помогавшего бежавшим от политического преследования в России, Алексей познакомился  с его дочерью Марией. Девушка была моложе Новикова на 14 лет,  а после свадьбы в 1910 г. стала верной спутницей Алексею Силычу на всю его жизнь. 

    Царская цензура зверствовала, поэтому до февральской революции 1917 г.  А.Новиков печатался сравнительно мало. В 1911 г. он, написав большой рассказ «По-темному» (о бегстве в Англию в трюме корабля), выслал рукопись на оценку М.Горькому. Вещь настолько ему понравилась,  что в течение месяца рассказ был опубликован в солидном  отечественном журнале «Современник», а сам А.Новиков в 1912 г. получил приглашение прибыть на остров Капри.   Считается, что именно это произведение ввело имя А.Новикова в отечественную маринистику. Целый год он снимал квартиру на Капри и приносил Алексею Максимовичу свои новые тексты для обсуждения. Так, совершенствуя писательское мастерство в общении  с М.Горьким, И.Буниным, Б.Тимофеевым, С.Астровым и др., он создал ещё несколько работ. Продолжая традиции своего наставника-мариниста К.М.Станюковича,  Алексей  описывал простых русских людей, мужественных  и добрых, преданных Родине,  воинскому долгу.
В 1914 г.  А.Новиков подготовил к печати сборник «Морские рассказы» (но смог опубликовать лишь в феврале 1917 г.).   Кроме таких рассказов, писатель создал цикл острохарактерных  работ о крестьянской жизни – «Лишний», «Порченый», «Озверели» и многие др., показывающие изломы человеческих судеб и душ под влиянием кризиса общественных отношений в царской России в период с 1905 по 1917 годы. Страстный охотник, А.С.Новиков-Прибой известен также своими  проникновенными рассказами об этом увлечении, охотничьих собаках, природе Тамбовщины и Мордовии (в 1938 г. в Женеве, на конкурсе охотничьих произведений рассказ «Клок шерсти», переведенный на французский язык, получил первую премию).
Читателей привлекали  и  лирические произведения — «Море зовет», «Женщина в море» и др.

Часть произведений Алексея Силыча до 1913 г. печатались под псевдонимом «Прибой», а часть под фамилией Новиков. Чтобы избежать путаницы (оказалось, что под псевдонимом «Прибой» уже издавался военно-морской историк Н.Л.Кладо, и к тому же публике был давно известен  писатель  Иван Новиков (см. фото) — в 1913 году писатель В.В.Вересаев в разговоре с Алексеем Силычем посоветовал ему объединить свою фамилию с псевдонимом «Прибой».   Так, по совету старшего товарища в литературе и появилось звучное сочетание   —  «Новиков-Прибой».

     По амнистии к 300-летию царского дома  в 1913 г. А.С.Новиков снова возвращается в Россию, «выправляет» себе паспорт у знакомого писаря Мадонской волости и обосновывается с семьей в Москве (сначала снимает квартиру на Таганке, потом в 1920-30-х гг. живет в доме литобъединения «Кузница» в Староконюшенном пер., а потом, накопив гонорары от издания своих книг, наконец, покупает квартиру в  д.5  в Б.Кисловском пер.).    В  1913 г. начал работать в Московском  книгоиздательстве.

     В период 1-й Мировой войны А.С.Новиков, будучи призванным в Армию, был принят на должность заведующего хозяйством сначала 198-го, а потом 204-го санитарного поезда Земского союза (поезда передвигались вдоль линии фронтов, забирая раненых, доставляя в госпитали, нередко попадая под артобстрелы).  Жена его, Мария Людвиговна, сначала работала медсестрой, а потом стала заведующим хозяйством 198-го поезда, потом 217-го,  находясь там с сыном Анатолием (помимо Анатолия, в семье Новиковых  родились ещё двое детей — в 1923 г. сын Игорь, а  в 1934 г. — дочь Ирина).   В ходе войны, в 1916 г.  он опубликовал только одну работу — «Погрузка раненных», отобразив там ст. врача 182-го поезда В.Г.Давыденко (см. «Новое»).
    С лета 1917 г. Алексей Силыч устроился на работу в Земскую управу г. Спасска.

После Февральской революции 1917 г.  ( А.С.Новиков,   всю  жизнь  был беспартийным,  хотя  и  симпатизировал  партии  социал-революционеров,  частично выражавших  чаянья  крестьянских масс ) он пытался попасть в Учредительное собрание от Тамбовской губернии, а потом участвовал во 2-ом Всероссийском крестьянском съезде. Был несказанно рад отмене классов и сословий (напр. в Кронштадте исчезли таблички в парках «Нижним чинам и собакам вход воспрещен», а матросам разрешили ходить по всем сторонам улиц), а также появившейся свободе печати, и стал активно издаваться.
В первые же дни Октябрьской революции поехал в Кронштадт чтобы побыть с моряками-балтийцами, перешедшими на сторону новой, пролетарской власти (познакомился там с Ф.С.Предтечей — автором текста «Раскинулось море широко», своей любимой песни).

   В  марте 1918 г. Алексей Силыч предложил Московскому продовольственному  комитету свою помощь в снабжении голодающей Москвы зерном. Вспомнив недавний опыт врача В.Г.Давыденко, взявшей санитарный поезд чтобы вывезти сибирских политкаторжан, Новиков возглавил три простаивавших сан. поезда (имели особый статус и хоть какую-то «неприкосновенность»)  и добился их загрузки текстилем на обмен.   С женой и сыном,  а также с Максом, сыном М.Горького и писателем  И.Вольновым  он доехал (спасибо грозному Максу с кольтом за поясом пальто)  до Барнаула, а потом смог (уже, правда, благодаря приданному в Вятке взводу красноармейцев с пулемётом) вернуться  на одном из поездов с зерном в Москву.  Другие же два с зерном, где главной была М.Л.Новикова, стартовав  чуть позже, застряли в Барнауле после подрыва мостов частями Чехословацкого корпуса.
Возвратившись в Барнаул (группу писателей в творческую командировку направил нарком просвещения А.В.Луначарский) для вызволения супруги, А.С.Новиков попадает в город, захваченный еще и отрядами Колчака. Опять же чудом избежав расстрела, он был силой определён  писарем в железнодорожный батальон, где пробыл два месяца, до сдачи подразделения войскам Красной Армии.  Между тем, этот период был очень плодотворным: А.С.Новиков успевает основать в городе кооперативное издательство «Сибирский рассвет» и  начать выпускать  одноименный журнал, а в Чите создает издательство  «Утес».  В 1919 г. он написал и смог выпустить в Барнауле сборник рассказов «Две души» и лирическую повесть с уникальным названием  «Море зовет»,  посвятив ее жене.  В 1920 г.  в  Барнауле  он задружился с писателем и просветителем Адрианом Митрофановичем Топоровым, от которого получил лит. материалы о деревенской жизни в разгар колчаковщины.  А.М.Топоров, организовав уникальный проект — читку крестьянам рассказов писателей об их же жизни —  в 1930 г. издал свой знаменитый труд «Крестьяне о писателях», где есть «народный» разбор и ряда произведений Алексея Силыча.

   Семья Новиковых  приехала в Москву лишь в 1920 г.  Тогда же  М.Л.Новикова, владеющая иностранной и русской машинописью,  устраивается в Народный комиссариат иностранных дел (помог ее отец Людвиг Нагель, вернувшийся в Россию из эмиграции в 1918 г. и уже начавший работать в НКИД). 

    А.С.Новиков в 1920-1931 гг., входя в объединение литераторов «Кузница» (В.Казин, Ф.Гладков, Н.Ляшко, А.Неверов, Е.Нечаев, П.Низовой, Г.Санников, П.Ширяев и др.), начал развивать удачно найденную свою тематику в литературе — показывать человека в позитивном развитии, переосмыслении себя, почти всегда под влиянием суровой морской стихии. Океан, сила природы выступают у него как некий воспитатель, закаляющий волю и очищающий   «дряблые души» от лени, трусости, порочного индивидуализма.  Кроме того,  ему   удаётся великолепно, не повторяясь во множестве своих работ, передавать  красоту и силу водной стихии, на что способны  только одарённые писатели.

    Постоянно находясь в поиске нового, но обязательно  хорошо знаемого материала, А.С.Новиков в 1921 г., получив мандат у знакомого по писательской работе Ф.Ф.Раскольникова, командующего Балтфлотом, пребывал на базе в Кронштадте (ком. дивизиона  А.Н.Бахтин), совершал выходы на подводной лодке «Пантера», беседовал с ветеранами флота. В результате в 1923 г. появилось первое в России вообще  произведение о службе на субмарине  —  повесть «Подводники» (о трагедии с п/л «АГ-15» в июне 1917 г).

    В 1923-28 гг.  Новиков-Прибой совершил несколько  рейсов на транспортных  кораблях «Коммунист», «Герцен»  и «Камо».   Итогом  стали повести — «Женщина в море», «Ералашный рейс» (первая советская морская повесть приключений), «Коммунист» в походе», а также роман «Солёная купель»,  который, по мнению академика С.Н.Сергеева-Ценского,  стал лучшей работой Алексея Силыча из созданного до «Цусимы».

   В конце 20-х годов   А.С.Новиков-Прибой выступил  инициатором создания Дома творчества писателей «Малеевка»  около  г. Руза под Москвой.

В 1927 г. он  написал свою часть в коллективном романе 25 писателей «Большие пожары» (идея принадлежала Михаилу Кольцову,  гл. редактору  ж. «Огонёк»,  там же и был впервые опубликован)

    Дважды переиздаются «Морские рассказы» и «Две души». Появляются сборники рассказов «Победитель бурь», «Порченый», «Бойня», «Во власти моря» и др.  Не раз печатается  повесть «Подводники».
О популярности А.С.Новикова свидетельствуют факты: 1926-1927 гг. выходит пятитомное собрание сочинений в Харькове, в 1927-1928 гг. пятитомное собрание сочинений в Ленинграде. В 1929 – 1931 гг. читатели получают уже собрание сочинений в 6-и томах.

    Для писательской работы в 1932 году по совету поэта и писателя П.С.Парфенова он получил участок и поставил там дачный дом в поселке Черкизово (ст. Тарасовская Ярославской ж.д.) под Москвой. Перевозку сруба из Завидово организовал на санях бывший боцман «Орла» М.И.Воеводин.

В 1932 г.  в своей квартире Новиков-Прибой долго беседовал с родоначальником мировой космонавтики К.Э.Циолковским, который приехал в Москву на церемонию вручения ему ордена Трудового красного знамени.     «Вот какие мы русские люди… И социализм первыми строим, и на другие планеты лететь уже мечтаем… Придет время и еще как полетим-то… Вот здорово будет, на диво всему миру!»  —  заключил Алексей Силыч.

   В июле 1934 г.  Новиков-Прибой, Бабель и Кольцов как представители писательского сообщества  удостоились чести встречать на аэродроме в Москве  фантаста Герберта Уэлса.

    С первых же дней своей службы на броненосце «Орёл»  Алексей Силыч, наблюдая сам и беседуя с членами команды этого и других кораблей (удачей считал встречу с С.Ющиным с «Бородино»), начал письменно фиксировать уникальный материал о походе на Восток. По возвращении  в Россию отдельные его очерки уже в 1906 г. появились в печати – «Гибель  эскадренного броненосца «Бородино» 14 мая 1905 г.», «О гибели эскадренного броненосца «Ослябя» и его экипажа 14 мая 1905 г.», «Печальная годовщина» и др.
Однако все записи Алексея Силыча, так необходимые  для задуманной большой работы,  уже однажды  сгоревшие, заново им восстановленные и с трудом сохраненные в японском плену и в долгом  пути домой, были утрачены второй раз — в 1906 г. брат Сильвестр в Матвеевском спрятал архив от жандармов, а потом не смог его  разыскать.  Лишь через 22 года,  4 мая 1928 г. бесценные записи были найдены уже  его сыном  Иваном и  были  переданы им Алексею Силычу в присуствии А.В.Перегудова и П.Г.Ширяева (все трое были на охоте ок. Матвеевского).   В том же 1928 году свои рукописи передал писателю его друг и наставник инженер «Орла» В.П.Костенко (в «Цусиме» он — инженер Васильев).  С этого момента работа над давно задуманным описанием похода и трагедии в Японском море, создание которого Алексей Силыч с учетом отчаянных просьб цусимцев, считал  долгом своей жизни,  резко ускорилась.

   Для «ухода» в обретенные материалы Алексей Силыч с семьей в 1928-1929 гг. с весны до осени проводит в Крыму, в г. Алуште.  Там же в 1928 г. он знакомится со своим земляком, маститым писателем, академиком  С.Н.Сергеевым-Ценским («Севастопольская страда», «Синопский бой», «Флот и крепость» и др.), с которым обсуждает план и главы «Цусимы». Там же  он задружился с  писателем с А.В.Перегудовым, замечательным  мастером слова («В те далекие годы», «Солнечный клад» и др.), в доме которого в Ликино-Дулёве написал несколько глав «Цусимы».

    Первая часть «Цусимы» — «Поход» была издана в 1932 г. и сразу же — в декабре получила в газете «Правда» восторженный отзыв известного критика С.Розенталя, отметившего, что Новиков со своей книгой -«не для эстетов и чистоплюев»- вошел победителем в советскую литературу. Между тем, понимая, что для написания пронзительно точной и полной картины гибели эскадры ему не хватает многих данных и впечатлений, А.С.Новиков  обратился через центральные газеты к участникам Цусимского боя с призывом предоставить ему свои воспоминания.
Более трехсот цусимцев безоговорочно прислали своему соратнику личные дневники, фотографии и даже зарисовки с просьбой отобразить в работе эпизоды  трагедии для последующих поколений. Многие приходили в квартиру писателя и рассказывали незабываемое. Чтобы поговорить с теми, кто не мог приехать, А.С.Новиков побывал в Рязани, Костроме, Ярославле,  Ростове-на-Дону, Царицыне, Одессе и др. городах.   Каждая такая  встреча с друзьями, особенно с членами команды «Орла» — мл. штурманом Л.В.Ларионовым; инж. В.П.Костенко,  последним командиром «Орла» К.Л.Шведе (в романе — Сидоров); лейтенантом. К.П.Славинским; боцманом М.И.Воеводиным;  врачом А.П.Авроровым (А.Новиков работал под его началом во время боев в лазарете, а позже получил от него медицинский судовой журнал); сигнальщиком В.П.Зефировым, машинистом С.А.Мурзиным, А.Пушкаревым, С.Мельниковым, П.Семеновым, Н.Кочиным,     а также с других кораблей — вестовым ком. эскадрой П.Г.Пучковым, мичманами «Блестящего» Г.В.Ломаном и Н.Н.Зубовым, мичманом «Бодрого» Е.С.Гарнетом, вахт. офицером «Бравого» Н.В.Третьяковым, минером «Громкого» Ф.П.Богорядцевым, рулевыми кр. «Олег» М.И.Голубевым, С.С.Губенко, А.В.Магдалинским, маш. бр. «Сисоя Великого» А.З.Аракчеевым, И.М.Шплатовым   и многими  другими, превращалась в десятки новых страниц, отражавших свидетельства очевидцев (!).  «Я обростаю материалами для «Цусимы», как днище корабля ракушками» — писал автор в письме Сергееву-Ценскому.
«Работа над книгой сделалась групповым творчеством, которое слито в целое личным авторством писателя» — точно подметил писатель К.А.Федин.
Вторая часть «Цусимы» — «Бой» — была издана в 1934 г.  С.Розенталь написал в «Правде» — «Если есть книги, подлинно написанные кровью сердца, то несомненно, что эти две книги Новикова-Прибоя — из их числа. «Цусима» — книга, которую читаешь залпом от первой до последней страницы».
К.Г.Паустовский отметил в «Литературной газете» 24.03.1937 г.: «Цусима» стала великой удачей писателя. Здесь тема настолько потрясает, что перестаешь замечать всё то, что принято замечать у писателей: язык, стиль, композицию.»
В феврале 1934 г.  радиостанция  «Коминтерн»   передала  композицию по роману, созданную и исполненную Э.Гариным, а в   ноябре  известный театральный режиссер В.Н.Яхонтов, руководитель труппы «Современник», поставил инсценировку «Цусима» (на премьере  выступил  Алексей Силыч).

    В августе 1934 г. А.С.Новиков-Прибой как делегат с решающим голосом вошел в правление Первого всесоюзного съезда советских писателей (а потом участвовал в заседании 1-го Пленума  ССП).  На открытии Съезда он беседовал со своим литературным наставником — А.М.Горьким (известно, что Горький, наблюдая за творчеством «Силыча», журил его за слабую, по его мнению, эстетику стиля).
Был избран членом Правления Союза писателей СССР, входил в редколлегию  журнала «Знамя».

    В конце 1930-х годов  известный скульптор и художник (илл. «Железный поток» А.Серафимовича и «Тихий Дон» М.Шолохова) Сергей Григорьевич Корольков создал бюст Новикова-Прибоя (сестра скульптора  передала его семье писателя только в 1960-х).  В 1941 г. художник встречался в Ростове-на-Дону с  писателем и договорился с ним об иллюстрации «Цусимы» (к сожалению, этот грандиозный для искусства  проект из-за Войны не был осуществлен).
Несколько монументальных изображений писателя также создал скульптор из с. Терадеи Рязанской области, земляк писателя — И.Ф.Тимошин.

В 1938 году Алексей Силыч  способствовал созданию  Севастопольского городского литературного объединения  (теперь оно — имени А.Н. Озерова).

    За успехи в литературной деятельности А.С.Новиков-Прибой в 1934 г. Правительством СССР был награжден ценным подарком — легковой автомашиной ГАЗ «М1»  (такими же были награждены из числа писателей ещё В.Лидин и М.Пришвин),  а 14 февраля 1939 г. — Орденом Трудового Красного знамени  (в Кремле вручал «всесоюзный староста» — М.И.Калинин).
Писатель постоянно наращивал текст «Цусимы» — в общей сложности было добавлено более 12 глав. В 1940 г. роман «Цусима» предстал  уже в известном всем варианте.

    В марте 1941 г. за часть «Бой» дилогии «Цусима» А.С.Новиков-Прибой был удостоен Сталинской Премии 2-й степени ( достоверно известно, что И.В.Сталин прочел роман по совету редактора газеты «Известия» И.М.Гронского) .

       В основе сюжета «Цусимы» лежит событие, негативно повлиявшее на ход исторического развития России: гибель 2-й Тихоокеанской эскадры под командованием вице-адмирала З.П.Рожественского во время морского сражения 27-28 мая 1905 г. в ходе русско-японской войны (с нашей стороны погибло 5 тыс. чел.  и  был потоплен 21 корабль /в т.ч. 3 новейших броненосца/  из 38,   а потери японцев составили  —  около 300 чел.  и 3 потопленных неб. судна — миноносца). Интересно, что разгром эскадры и пленение командующего произошли  в гос. праздник — 27 мая — «День Священного Коронования Их Императорских Величеств» (9-я годовщина царствования).

    Произведение перерастает сюжетные рамки простой хроники и показывает общественно-политическое  состояние в России в 1904-05 гг.    В романе показана эволюция масс —  «в  «Цусиме» движется не только эскадра, —  движутся вперед в своём развитии обитатели нижней палубы» —  писал критик  В.А.Красильников.   «После сотни лет рабства, угнетения, мертвой петли, убийства всякого почина, русский народ выпрямляется, гигантски организуясь» — точно подметил писатель А.С.Серафимович.
В «Цусиме» через осязаемые образы простых матросов и боцманов (а именно народ в лице многотысячного коллектива является главным героем романа — и это впервые!) и большинства офицеров, соблюдавших  славные традиции русского флота, тщательную  прорисовку характеров, хорошо отражена сущность русской души.
Героизм и чувство долга тысяч людей, посланных на заведомую гибель, но не потерпевших поражение, а наоборот, одержавших моральную победу над неприятелем, отлично оттеняет непрофессионализм и отталкивающие личностные качества отдельных персон из высшего командования — «представительных ничтожеств».
В «Цусиме» из  416  (!)  упомянутых моряков  нет ни одного выдуманного лица   (даже гротескный кочегар «Орла» имел прототипа  — Тим.Лавр.Бакланова с кр. «Олег»).  Есть, правда,  псевдонимы:  так, Сидоров — это ст. офицер Шведе, Васильев — инж. Костенко, Воробейчик — мичм. Бубнов, Вася Дрозд —  матрос Кочетков.  Несмотря на эскизность  описания  отдельных людей, каждому нашелся какой-то индивидуальный штрих.  «Новиков-Прибой писал о народе тем языком, которым владеет редкий пасатель, — языком народным. Поэтический дар в его истоках своих прикасается к талантам сказителей» — отметил К.А.Федин.
В отличие от других маринистов, для которых пейзаж только фон, Новиков-Прибой сращивает,  подстраивает  стихию к душевному  состоянию участников действия. Проявления её всегда созвучны настроениям, переживаниям людей. Отвлеченные же пейзажи — например Океан во время похода в «Цусиме» — это чаще всего картины величия мироздания, вселенского покоя, противопоставляемого людской бессмысленной сутолоке. Во время же сражения — гнев Океана, картины потревоженной стихии, являются фоном, на котором разыгрывается фантасмагория дикой трагедии.
«Цусима» построена не только на свидетельствах  цусимцев, но и на множестве архивных источников, протоколах следствия, вахтенных записях, а также содержит техническую информацию, взятую  автором, прежде всего  из дневников инженера  В.П.Костенко, из личных бесед с офицерами  (ком. «Орла» К.Л.Шведе, артилл. К.П.Славинским, Н.С.Вечесловым, А.А.Паскиным, Н.Н.Нозиковым и др.) и японского  флота (артилл. «Асахи»  Ятсудой). В романе выверены даже погодные условия, которые были в ключевых сценах, особенно во время боев.
Роман создает поразительный, кинематографический  эффект присутствия в том времени,  впечатляет  гармоничным охватом гигантского пространства, включенностью читателя в события на большинстве кораблей эскадры, буквальным осязанием  происходящего.
И ГЛАВНОЕ  —  произведение  примечательно тем  —  и в этом огромнейшая заслуга писателя-гражданина  —  что десятки реальных людей  —  особенно матросов и лиц младшего командного состава, о которых никто бы и не  знал,  навсегда вписаны в Историю !

Как написал наш современник Н.А.Черкашин: «Цусима» — из того редкого разряда книг, что не только светят, но и греют. Она, как добрый костерок, собирала вокруг себя людей, объединяла их, связывала, роднила… Участники похода Тихоокеанских эскадр — а их, уцелевших, насчитывалось в тридцатые годы несколько тысяч, разбросанные по всей бескрайней стране, — стали искать друг друга, списываться, съезжаться… Старые моряки как бы воспрянули духом. В романе развертывалась ярчайшая панорама матросского мужества. Впервые к ним, комендорам, кочегарам, гальванерам, минерам, сигнальщикам, машинистам, рулевым злосчастных эскадр, применялось слово «герой».

   «Цусима» —  выдающийся вклад в русскую и мировую литературу. Только до Великой Отечественной войны она переиздавалась не менее семи раз. «Цусима» переведена на 8 языков мира (причем первыми её перевели японцы, выбросив героику русских моряков и критику в свой адрес), быстро была издана в Великобритании, несколько раз переиздавалась в США. Примечательно, что на французский язык для издания во Франции роман перевела Наталья Владимировна Труханова — супруга  графа, а впоследствии генерала РККА  А.А.Игнатьева.
Отзывы на роман публиковались в прессе стран пяти континентов, А.С.Новиков-Прибой стал всемирно известен.
Это произведение, по мнению отечественных  филологов,  оказало положительное влияние на  развитие отечественного историко-маринистического романа как жанра.

   А.С.Новиков-Прибой, напрочь лишенный творческого эгоизма,  способствовал писательской деятельности А.Казанцева, А.Боковикова, Е.Юнги, Н.Флерова, И.Нозикова (артил. «Вл. Мономаха»), А.Магдалинского (рулев. «Олега»), А.Галкина, М.Спирова, С.Папрыкина, Н.Яковлева и многих других, делился опытом творчества в литературных кружках (в г. Королёве с 1937 г. существует ЛИТО его имени), выступал  на творческих встречах.     Выделялся среди писателей тем, что своей обязанностью считал развитие патриотизма у военослужащих, для чего постоянно выезжал на корабли и армейские части, рассказывая о славных традициях русского воинства.

    Как-то на вопрос Бориса, сына писателя А.С.Неверова — «Что Вы любите больше всего в жизни?» Алексей Силыч ответил — » Человека люблю и его добрые дела во имя счастья знакомых и незнакомых для него людей…»

    Своей открытостью, а также эрудицией Новиков-Прибой притягивал к себе,  был интересен широкому кругу общественности, в который входили: — А.Луначарский, В.Куйбышев, А.Микоян, В.Бонч-Бруевич, О.Городовиков, А.Игнатьев, Л.Галлер, К.Циолковский;    —  И.Бунин, А.Толстой, А.Горький, Я.Купала, А.Неверов, Я.Колас, Э.Багрицкий, С.Городецкий, А.Белый, А.Чапыгин, А.Серафимович, К.Федин, А.Фадеев, Ф.Гладков, П.Низовой, В.Вишневский, В.Катаев, В.Казин, А.Сурков, Д.Бедный, А.Жаров, И.Рахилло, В.Лидин, Н.Асеев, С.Сергеев-Ценский, А.Перегудов, Л.Соболев, Л.Леонов, В.Ставский, Н.Замошкин, М.Пришвин, С.Маршак, П.Ширяев, О.Форш, С.Михалков, Г.Санников, Е.Ляшко, М.Розенфельд, Л.Сейфуллина, Н.Нечаев, И.Гронский, П.Парфенов, П.Васильев, А.Малышкин, А.Веселый, Е.Юнга;   —  П.Павлинов, Н.Грабарь, С.Корольков, Ин.Жуков, А.Борисов, И.Бродский, А.И.Толстая, И.Козловский, И.Москвин, М.Тарханов, Э.Гарин, Р.Зелёная, М.Рейзен, Н.Обухова, Н.Озеров, С.Юдин, В.Сварог, С.Прокофьев, С.Глиэр, В.Шебалин, К.Шапорин, М.Северский-Скородумов;  —  А.Ляпидевский, В.Чкалов, А.Чапаев, Б.Чухновский и многие другие.

     В апреле 1941 г. старший сын писателя — Анатолий Алексеевич (проходивший ранее срочную  службу на Черноморском флоте) был призван на Тихоокеанский флот для прохождения сборов на Дальнем Востоке, и после нападения  Германии на СССР всю Великую Отечественную войну прослужил там, находясь в боевом подразделении флота. В конце войны получил  звание лейтенанта, а потом работал инженером (младший сын — Игорь Алексеевич, имея с детства тяжелое  заболевание  ноги, стал медиком, д.мед.наук, заслуженным врачом РСФСР).

    В 1942 году драматург Вс.Вишневский, написав пьесу  «Раскинулось море широко», создал образ боцмана Силыча в память о дружбе с А.С.Новиковым-Прибоем.

    Алексей Силыч, с началом Великой Отечественной  войны, в свои 64 года  сразу же попросил принять его в народное ополчение. Получив отказ и оставшись в Москве с семьей (об эвакуации и не помышлял, разве что семья некоторое время проводила в Тарасовке), много работал,  дежурил в Доме Союза писателей на Б.Никитской ул.
Летом 1941 г. он был включен Совинформбюро в актив писателей и журналистов, работавших на Победу.
Написал более 30 статей, а также ряд патриотических очерков и рассказов – «Перед лицом врага», «Севастополь», «Русский матрос», «Морские орлы», «Моряки в бою», «Боевые традиции русских моряков», «Сила ненависти», «Родина», «Мсти, товарищ!» и др.    Произведения шли во фронтовые издательства, их печатали  также  «Правда», «Литературная газета», «Красный флот», «Краснофлотец».
Во время войны были изданы его сборники «Боевые традиции русских моряков», «Во имя долга», а также «Морские рассказы» .  Несколько раз выезжал  к линии фронта и беседовал с бойцами.
В 1942 г.  в  журнале «Знамя» была опубликована первая часть его нового романа «Капитан 1-ого ранга», где главный герой своей длительной службой на корабле соединяет до- и послереволюционные  эпохи отечественного флота. Шла работа над второй частью романа.
Литературным и жизненным планам, однако, не суждено было осуществиться — в начале 1944 г. здоровье писателя резко ухудшилось, а проведенная полостная  операция показала, что Алексей Силыч неизлечимо болен. Понимая ситуацию, стойко   противостоя  болезненному  недугу и продолжая работать (последнюю свою статью к 100-летию своего любимого писателя-мариниста  Станюковича  он надиктовал супруге в конце марта 1944 г.), писатель мечтал дожить до долгожданной Победы, ждал близившегося (в  мае) освобождения  Севастополя.

    Но  в субботу, ​29 апреля 1944 г. его сердце не выдержало  и остановилось.  А.С.Новикову-Прибою было всего 67 лет…

  Церемония прощания состоялась 3 мая в Доме писателей с присутствием официальных лиц и почитателей таланта писателя. Многим запомнилось, что граф, участник русско-японской войны, генерал-лейтенант РККА А.А.Игнатьев опустился на колено у гроба и сказал: «Русский офицер склоняет голову перед подвигами русского матроса !». Погребение прошло в тот же день на Новодевичьем кладбище.
В 1951 году могилу писателя на Новодевичьем кладбище украсил памятник из синеватого лабрадорита работы известного скульптора З.В.Баженовой (объемную волну на памятнике предложила сделать Е.Ч.Новикова, супруга И.А.Новикова).

    В 1958 г. в театре «Современник» была поставлена пьеса «Капитан 1-го ранга».  В январе 1959 г. вышел на экраны страны одноименный художественный фильм, снятый Таллинской киностудией (реж. А.Мандрекин, сценар. И.Кротков, оператор Ю.Кун).
В 1950 г. и в 1963 г.  снова вышли в свет собрания сочинений А.С.Новикова-Прибоя.   В 1962 г. были опубликованы его неизданные ранее рассказы «Две песни» и «Свадьба».
В феврале  1969 г. сценарист Т.Рыбасова и режиссер Э.Верник осуществили радиопостановку романа «Солёная купель», в которой текст главного героя озвучил народный артист РСФСР  А.А.Миронов.
В 1974 г. сценарист, член Союза кинематографистов СССР Б.С.Шейнин, восторгавшийся судьбой и творчеством писателя, по собственной инициативе на киностудии «Центрнаучфильм» создал (с режиссером Н.К.Полонской)  известную документальную картину «Подвиг баталёра Новикова» о замысле и написании «Цусимы».
В 2004 г.  Общество сохранения литературного наследия при содействии В.Л.Малькевича издало особое 5-томное собрание сочинений Новикова-Прибоя, вобравшее почти все его работы.
В    2007 г. библиотекой г.Сасово им. А.С.Новикова-Прибоя был издан сборник «Победитель бурь», в который вошли неизданные ранее и редко выходившие  произведения  (напр. «Погрузка раненных», «За хлебом» и др.)  писателя   (составитель — И.А.Новикова).

    Несколько кораблей были названы в честь именитого писателя-мариниста.
В его доме в с. Матвеевское около г. Сасово Рязанской области был открыт государственный музей, а в пос. Черкизово у станции Тарасовка под Москвой стараниями его дочери И.А.Новиковой создан музей на даче писателя.
Его творчество  отражено в Центральном музее Вооруженных Сил Российской Федерации, в краеведческих музеях Рязани,  Сасово и др.
Ряд библиотек носят его имя.
Вдоль Москва-реки простирается набережная Новикова-Прибоя.   В 17 городах, насел. пунктах  России  (Тамбове, Рязани, Сасово, Ликино-Дулёво, Нижнем-Новгороде, Волгограде, Иркутске,  Новошахтинске, Севастополе, пос. Зайково, пос. Зубова поляна и др),  а также в 9 городах  Украины  (Киеве, Донецке, Днепропетровске, Краматорске, Никополе, Черновцах, Горловке и др.)   есть улицы, названные его именем.


Писатель С.В.Сартаков написал о А.С.Новикове-Прибое:
«Море было его розовой детской мечтой.
Море было его тяжелой матросской долей.
Море было его суровым военным подвигом.
Море стало его вдохновенным – и навсегда! – призванием литератора».

* Баталёр — унтер-офицер, назначенный на хозяйственную должность. По боевому расписанию, в ходе боёв А.Новиков работал в операционном пункте лазарета «Орла», а также забирал раненых с палуб.

7

Сайт писателя-мариниста