Новое и недавнее

2017 ———————————

19 августа музей в Тарасовке посетила  Екатерина Агалакокова,  правнучка  рулевого кр. «Олег»,  знакомого Алексея Силыча, с которым он состоял в переписке и подарил дневник —  Михаила Ивановича ГОЛУБЕВА 

 

Заслуженный работник культуры России,  художник  Михаил Владимирович РЫТЬКОВ  в июле  с.г. создал   долгожданную  картину (видимо первое художественное произведение на эту тему)  — » Родительский  дом  Новиковых в селе Матвеевском «

 

15 мая  и 27 мая в Санкт-Петербурге прошла ежегодная,  19-я   встреча потомков участников Цусимского сражения ( см. рубрику «ВСТРЕЧИ НА «АВРОРЕ»)  сестры Т.Л. и Л.А.Модзалевкие  представили интереснейшую книгу

 О.А.Ляпунова издала дневники прадеда торпедиста бр. «адм. Сенявина»  В.М.Савватеева, подробнейше описывающие матросский быт, содержащие интересные оценки персон и жизни вообще  (спр. 9043170092)

——————————————————————————— 

27 — 28 апреля в г. Сасово, с. Матвеевском и с. Придорожном прошел комплекс торжественных и научных мероприятий, приуроченных к 140-летию А.С.Новикова-Прибоя.

24  марта 2017 г.  в Рязанской областной универсальной научной библиотеке имени Горького состоялось подведение итогов  Межрегионального литературного конкурса «Море зовет»,  посвященного 140 — летию писателя-мариниста.  Награждено 10 чел., в большинстве своем учащиеся школ и студенты. 

 

2017 ——————————————————————————-—==——- ИСПОЛНИЛОСЬ   140  лет  СО  ДНЯ РОЖДЕНИЯ  ИЗВЕСТНОГО  РУССКОГО  ХУДОЖНИКА,  ОРГАНИЗАТОРА  ХУДОЖЕСТВЕННЫХ   ВЫСТАВОК,  СЕКРЕТАРЯ  СОЮЗА  ХУДОЖНИКОВ  РОССИИ 

БЫЧКОВА Вячеслава Павловича

28  января  1877  (Ярославль)  —  4 июня  1954  (Москва)

Живописец,  график,  родился в купеческой семье  в  Ярославле, учился  на художника  и  работал  в  Москве.    Произведения   его  находятся  в Третьяковской  галерее  Москвы  и  других  крупных  музеях страны.

Проживал  в  центре   Москвы,  в  Уланском переулке,  д. 13. Детей,  к сожалению,  у  него  не  было.

Был  посажённым  отцом   на  свадьбе внучатой  племянницы    Е.Ч.Ангевич  (отец ее был репрессирован)   и   И.А.Новикова,  сына   Новикова-Прибоя А.С.  в 1946 году   (см.  соотв. фото ).

—————————————————————————————

2016 год:

РАСПОРЯЖЕНИЕ  ГУБЕРНАТОРА  РЯЗАНСКОЙ  ОБЛАСТИ   О СОЗДАНИИ РАБОЧЕЙ ГРУППЫ ПО ПОДГОТОВКЕ        ПРАЗДНОВАНИЯ 140-летия СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ А.С.НОВИКОВА-ПРИБОЯ

1401877944

 

14018771944

 



9070175

56340187

«Шахтинский Я.П. Бакланова казачий кадетский корпус» — отец Павел передал в библиотеку собрание сочинений А.С.Новикова-Прибоя

ОСЕНЬ  2016 года

20160930

Кандидат исторических наук , специалист Научно-образовательного центра «Гуманитарный архив РГГУ» В.Лушпай     с  реликвиями семьи А.С.Новикова-Прибоя

 


ВСТРЕЧИ    В    ТАРАСОВКЕ — лето 2016 г.

8257

В гостях у Ирины Алексеевны Новиковой:    историк  Е.Верхотурова,    художник,  историк искусства,  доцент МГАХИ   П.Павлинов,   журналист О.Карбовская082016 130

В гостях у И.А.Новиковой (слева направо): филолог Н.Шмулевич,  художница А.Танченко   и   историк М.Антипова



26062016 

Кандидат исторических наук , специалист Научно-образовательного центра «Гуманитарный архив РГГУ» В.Лушпай в беседе с писателем, историком и публицистом А.Стрижевым



5  июня    —    На Красной площади в Москве состоялась презентация новой книги Л.А.Анисаровой  — «ВИЦЕ-АДМИРАЛ ГОЛОВНИН«.  Присутствовали и представители славной династии.60605104301   160605105554


 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ   —  27 — 28  мая —  ежегодная встреча потомков участников ЦУСИМСКОГО  СРАЖЕНИЯ

201605

Встреча у памятника экипажу броненосца «Александр III» (в центре с бородкой — К.Е.Генидзе — внук  инженера В.П.Костенко (бр. «Орел»)                       Санкт-Петербург

165927

Встреча у часовни на Английской набережной


 

2016052833054

справа  —   Елена Святославовна Полянская — правнучка ст. офицера, капитана 1 ранга, принявшего командование брон. «Орел» К.Л.Шведэ     (Морской кадетскимй корпус, СПБ,  2016)

20160528_135241Торжественное заседание с участием потомков участников Цусимского сражения в Морском кадетском корпусе им. Петра Великого,        Санкт-Петербург


АПРЕЛЬСКИЕ   ВСТРЕЧИ  В  ТАРАСОВКЕ

20160423130605

И.А.Новикова  проводит  экскурсию  для:    слева направо — МАКСИМОВОЙ Людмилы Николаевны,   к.и.н.,  зав. отделом межд. сотрудн.  и  проектн.  деят-ти  Московской государственной областной детской библиотеки,   КОМАРОВСКОЙ Зинаиды Николаевны,   заслуженного  деятеля  культуры  Белоруссии,  директора  мемориального  музея  Якуба Коласа   и   ГУМЕН Галины Николаевны, вед. специалиста БЕЛТЕЛЕРАДИО-КОМПАНИИ20160423131747

20160423135655   З.Н.КОМАРОВСКАЯ    передает  И.А.Новиковой издание произведений  Якуба Коласа,  друга   А.С.Новикова-Прибоя20160423115745

  МЫ  ПОЗДРАВИЛИ    15 февраля с.г. С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ  члена Союза писателей России     ВЛАДИМИРА    АЛЕКСЕЕВИЧА  ХОМЯКОВА,   создавшего непревзойденные стихи о своем земляке — А.С.Новикове-Прибое !
71717171


   ДЕКАБРЬСКИЕ  ВСТРЕЧИ 2015- го

16274

справа налево  —  художник, искусствовед, историк искусства, доцент МГАХИ  П.ПАВЛИНОВ;  к. ист. наук, специалист Научно-образовательного центра «Гуманитарный архив РГГУ»   В.ЛУШПАЙ;  историк, аспирант МГУ  А.АБРАМОВ    у дома,  где жил А.С.Новиков-Прибой            2015 г.


16276

Павел Сергеевич ПАВЛИНОВ — правнук первого и главного иллюстратора «Цусимы» П.Я.Павлинова  в  квартире А.С.Новикова-Прибоя с его дочерью Ириной Алексеевной,   12. 2015 г.

20151220


ОСЕННИЕ    ВСТРЕЧИ 2015-го

20151129185513Командование атомного подводного крейсера «ТВЕРЬ» на встрече с И.А.Новиковой и ее супругом, писателем и литератором А.Н.Стрижевым
Б.Кисловский пер.,       11. 2015 г.

Конференция — » Утверждение России на своих Дальневосточных рубежах»    (к 110-летию окончания русско-японской войны )    Москва, 29.12.201520151129_131513

с докладом выступает командир подводного крейсера «Тверь» С.Сергиенко


 

30033

СПАСИБО писателю Юрию ОНОПРИЕНКО-ФИЛЬЧАКОВУ за необычную новеллу в лит.  альманахе   «Стражник» №11, 2015

БАТАЛЕР БРОНЕНОСЦА “ОРЕЛ”  (ОТРЫВОК)  —  Кумамота спал, а пленные писали про бой. Полгода моряки плыли к нему, не веря, что он будет, и вторые полгода жили им, не веря, что он был.  Бараки с крышами из рисовой соломы каждую ночь начинали тонуть — и десятки людей кричали от ужаса, потому что всем снился один и тот же кошмар.

…Зарывшийся по самые клюзы, красавец “Ослябя” падает первым, удивленно молотя винтами воздух и унося в пучину двести замурованных в стальном брюхе механиков. Ни одна из горестных душ не смогла взлететь к небу.   “Александр Третий” опрокинулся в две минуты — и ни одна из девятисот жизней не продлилась дольше.   Флагман “Суворов” сгорел до косточек, его, слепого, враг топил в упор, стараясь лишь, как при стрельбе в затылок, не обрызгаться кровью…
Корявые записки несли Новикову.  Алексей Новиков, матрос-баталёр с “Орла”, был грамотным. С дюжиной таких же охочих до правды он записывал все, что ему рассказывали…


  ОСЕННИЕ  ВИЗИТЫ   В   ТАРАСОВКУ   2015

999996

Дочь писателя  Ирина Алексеевна  провела экскурсию по даче-музею для  директора Гуманитарного архива РГГУ  Филиппа ТАРАТОРКИНА, специалиста Научно-образовательного центра «Гуманитарный архив РГГУ»  Владимира ЛУШПАЯ  и аспиранта МГУ  Андрея АБРАМОВА999995



110  ЛЕТ   ЦУСИМСКОМУ   СРАЖЕНИЮ 

176

110  лет Цусимскому сражению        КРОНШТАДТ    23. 5. 2015 г.

175
714ПОТОМКИ   ЦУСИМЦЕВ  У  ПАМЯТНОГО ЗНАКА

1116266

Сборник  работ, подготовленный к 110- летию сражения  (СПБ, май 2015 г.),  и медаль в честь подвига крейсера  «Дмитрий Донской»




ВСЕ+икона

   ПРЕДСТАВИТЕЛИ СЕМЬИ НОВИКОВА-ПРИБОЯ   и  искусствовед  К.П.Воронцов (г.Рязань)  У  СВЯТО-УСПЕНСКОГО ВЫШЕНСКОГО МОНАСТЫРЯ        2.5.2015
Недалеко от этого места неизвестно как оказавшийся здесь матрос определил судьбу Алексея Новикова
В руках дочери писателя — икона Св. кн. Константина с чадами и Петра и Февронии, подаренная Алексею матерью в 1903 г. перед уходом в поход на «Орле» и бывшая с ним всегда и везде!


 РАЗЫСКИВАЕМ     АНГЕВИЧ ТАМАРУ РОМУАЛЬДОВНУ

  1923 — 1925 года рождения или её родственников !!!

 Отец — Ромуальд Ангевич (рук. комунны «Кемеровуголь») был репрессирован в 1937 г. в Новосибирске и след его семьи:  супруги Шуппе Марты Людвиговны и дочери Тамары потерян.







 

sisoy1

 О книге  К.Г.Озерова и Г.В.Озерова  «Правда о броненосце «Сисой Великий»
Книга К.Г.Озерова и Г.В.Озерова вызывает несказанный интерес и радость одновременно — доблесть Российского флота профессионально дополнена примером жизни эскадренного броненосца «Сисой Великий» и его славного экипажа во главе с командиром М.В.Озеровым.
Достойно закрыто белое пятно нашей истории — проведена титаническая работа по поиску и сведению в единое целое раздробленного материала по броненосцу, в результате чего и получился исчерпывающий, академический труд. Книга о корабле и, главное, о жизненном пути большинства служивших на нем — безусловный пример для описания других кораблей II Тихоокеанской эскадры и их экипажей.
Отрадно, что переиздание пополнилось новыми фактами об экипаже — истинных героях Флота. По сути, возвращены из небытия и смотрят на потомков многие новые лица и очень многое говорят их судьбы.
Книга пронизана патриотизмом — беспрекословное следование интересам Отчизны мы видим почти в каждой судьбе, с таким благоговением открываемой нам автором. В увязке с кораблем показана, и это очень актуально в наше время, слава знатных родов, флотских династий, их старания по развитию страны, их стремление к самопожертвованию, подвигу во имя России.
Произведение не замыкается на сугубо морском векторе, а имеет широкие и глубокие рамки — прекрасны исторические, культурологические, в т.ч. теологические экскурсы и справки. Они особенно цены для новых поколений.
Весь текст — это правда, собранная и выверенная по первоисточникам. Честное, временами даже острое, едкое повествование о событиях и фактах, которые уже не оспорить, вызывает только уважение и заставляет соглашаться.
Скрупулезно, почти кинематографично воссоздано время — возникает эффект присутствия на легендарном корабле. Показано профессиональное становление офицеров, их карьерный рост, дружеские отношения — и они оживают. Одухотворенным кажется и корабль — поистине живешь походом, находясь рядом с командиром М.В.Озеровым, и поражаясь его уму и организаторскому таланту, а потом попадаешь в фантасмагорию боя и тяготу прощания с броненосцем и жизнями людскими…
Книга эта — и великолепный памятник героям прошлого, и многоплановый назидательный наказ живущим и будущим поколениям.                                  А.И.Новиков        2015 год667788923344

К.Г.Озеров у глобуса, выполненного и подаренного Морскому собранию Кронштадта его прапрадедом, контр-адмиралом, командиром броненосца «Сисой Великий»   Мануилом Васильевичем   ОЗЕРОВЫМ




25

 В 2014 году отмечалось 80-летие И.А.Новиковой и ее супруга, писателя и публициста А.Н.Стрижева
457

Телеграмма Министра культуры России В.Р.Мединского



659
О.П.Вареник
     ЧАСЫ САНИТАРНОГО ПОЕЗДА  № 182
О  часах интересно не время, которое они показывают,
а время, о котором они могут рассказать…722В нашей семье хранятся старые настольные бронзовые часы, которые давно перестали ходить, отремонтировать их невозможно, сохраняются как семейная реликвия. Часы знатные, фирмы «ПАВЕЛ БУРЕ». Имеется на них загадочная гравировка: номограмма «ВД», и надпись: «4///XII 1915 отъ персонала санитар. 182 поезда». С номограммой было ясно. Еще с детства, от бабушки было известно, что у неё была сестра, Варвара Григорьевна Давыденко, которая во время «Первой Империалистической войны» была старшим врачом санитарного поезда. Но, бабушка, полвека назад умерла, потом и родителей не стало. Теперь и сам, достигнув бабушкиного возраста, хотя и появилось свободное время для удовлетворения любопытства, но расспросить теперь уже не у кого. Но благодаря архивам и библиотекам, интернету и скайпу, удалось собрать по крупицам разрозненную информацию, всё сложить, и часы заговорили.

В справочнике «Личный состав учреждений Всероссийского Земского Союза» на 15 сентября 1915 года нашлось подтверждение, что старшим врачом санитарного поезда №182 значилась Давыденко Варвара Григорьевна.
4 декабря по старому стилю это день именин Варвары. Раньше, до революции, праздновались не дни рождения, а дни имЯнин, так через «Я» и писалось это слово.
Из журнала «Бюллетень Комитета Юго-Западного фронта» стало известно, что в ноябре 1915 года «в работе санитарных поездов был заметен застой вызванный общим затишьем на фронте». Вот и решил персонал санитарного поезда отметить именины своего старшего врача. В то время в подвижной состав санитарного поезда входило 39 «теплушек», перевозивших около 400 раненых. Персонал состоял из «50 лиц: 1 старшего врача, 1 врача, 4 фельдшеров, 6 сестёр милосердия, 34 санитаров, 1 заведующим хозяйством, 1 повара и 2 его помощников».
Обычно на военно-санитарных поездах старшим врачом был офицер, а тут молодая женщина врач, сибирячка, окончившая медицинский факультет университета в Женеве, перед войной работала у профессора Павлова.[8] Все её звали уважительно − «Григорьевна». Вот и решили, в складчину преподнести Григорьевне, на её именины, дорогой подарок, настольные позолоченные часы классной фирмы «Павел Буре».
В соседнем санитарном поезде № 198 служил заведующим хозяйством Алексей Силантьевич Новиков. Бывший матрос, участник Цусимского боя, написавший ряд очерков о гибели эскадренных броненосцев в Цусимском сражении, где обвинил высшие флотские чины в цусимском поражении, за что был преследован, и вынужден в 1907 году покинуть Россию. Максиму Горькому понравилось творчество Новикова. Маститый писатель пригласил его к себе на Капри, где Алексей Силантьевич провёл год под наставлением «буревестника», опубликовал ряд рассказов под псевдонимом Новиков-Прибой. В 1913 году Новиков нелегально вернулся в Россию, а с начала войны, «работал на санитарных поездах Земского Союза, куда его устроила Е.П.Пешкова, жена А.М.Горького».
По воспоминаниям самого Новикова, «во время Империалистической войны и в первый период революции совсем забросил литературную работу». Но исследователи творчества Новикова-Прибоя знают, что «трёхлетняя пауза, была один раз нарушена».
Завхоз санитарного поезда, обременённый обязанностями обеспечения питанием, бельём и одеждой полтысячи раненых, отоплением, освещением, водой и движением большущего состава поезда, а затем и составлением отчетов за каждую израсходованную копейку и утварь, нашел время и возможность, вспомнить своё призвание.

   Воспользовавшись передышкой, Новиков в один присест написал очерк о санитарном враче, и решил преподнести его, как своеобразный подарок Григорьевне, на её именины 4 декабря 1915 года. Алексей Силантьевич любил вслух читать свои произведения. Когда весь старший медицинский персонал санитарного поезда №182 собрался за праздничным столом, заведующий хозяйством неожиданно попросил слова. В наступившей тишине, стал читать: «Земский санитарный поезд остановился на станции Х. Дальше ехать нельзя. Впереди идёт кровопролитный бой, слышен грохот артиллерии, видны вспышки разрывающихся шрапнельных снарядов… Медицинский персонал, сойдя с поезда, спешно направляется к станции. Впереди всех, выпрямившись во весь свой высокий рост, точно подражая военным, уверенной походкой идёт женщина-врач Григорьева, молодая, с умным лицом, в кожаной куртке и черной шляпке. Обычно она всегда жизнерадостна, пожалуй, немного беспечна, с ласковым взглядом коричневых глаз, но теперь, поздней ночью, среди боевой обстановки, при громовых раскатов канонады, её брови упрямо сдвинуты, лицо строгое…»[14] Когда Новиков закончил читать свой рассказ, восторгу не было границ. Все были несказанно удивлены литераторскими способностями строгого завхоза. Как он точно и складно описал их старшего врача Григорьевну, да и как тонко подметил, что чувствуют сами санитары при приемке изуродованных раненых, своих и пленных. Как он ловко обыграл два случая «соседства» раненых − русского и австрийца. В одном случае, ранив друг друга в бою, они побратались. В другом, оказавшись рядом в санитарной повозке, задушили друг друга.
Медперсонал санитарного поезда настоял, чтобы рассказ, про их старшего врача и о трудной санитарной работе, был опубликован. При приезде поезда в Москву, Алексей Силантьевич, отдал написанный очерк в редакцию одного еженедельного журнала.
6 января 1916 года в журнале «Новый Колос» №1 он был опубликован под заглавием «Погрузка раненых» с несколькими цензорскими купюрами. В советское время в собраниях сочинений Новикова-Прибоя этот очерк не печатался, т. к. о подвигах в этой «империалистической» войне, было непринято упоминать. К столетию своего отца, Игорь Алексеевич Новиков, опубликовал очерк «Погрузка раненых» в газете «Неделе» за 1977 год. И только, в изданном в 2004 году, в 5-ти томном собрание сочинений Новикова-Прибоя теперь включен и этот очерк.
Любопытно, как дальше пересеклись судьбы старшего врача и завхоза санитарных поездов. Затянувшаяся война переросла в февральскую революцию. Первым указом временного правительства было освобождение всех политических заключённых. Так как Варвара Григорьевна Давыденко учась в Женеве, была лично знакома со многими революционерами, то её с санитарным поездом отправили в Сибирь за политкаторжанами. Этот долгий путь в богатую сельхозпродуктам Сибирь, надоумил А.С.Новикова в голодное время 1918 года, совершить на трёх санитарных поездах, пользуясь их неприкосновенностью, поездку в Барнаул, где могли произвести обмен «мануфактуры, полученную с московских фабрик, на хлеб, и доставить его в Москву».
Вернёмся к старинным часам. Вообще-то, часы не принято дарить, чтобы ни предрекать счёт отпущенного времени. Медики, как известно, не суеверные люди. Но не прошло и пяти лет, как врач Варвара Григорьевна Давыденко, скончалась от инфекции сыпного тифа. Похоронили бывшего старшего врача санитарного поезда №182 с почестями на Девичьем кладбище столицы.
Спустя четверть века и прославленный писатель-маринист Новиков-Прибой нашел невдалеке покой на Новодевичьем кладбище.
Вот сколько любопытного рассказали старинные часы санитарного поезда №182.

Олег Вареник

15 марта 2014
День поминовения усопших…


 

110

        28 ИЮЛЯ 2013г., В ДЕНЬ ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА РОССИИ,  В РЯЗАНИ НА ЗДАНИИ ШКОЛЫ № 7 (ул. ЛЕНИНА, д. 40/19) ОТКРЫТА МЕМОРИАЛЬНАЯ ДОСКА В ПАМЯТЬ ВЫСТУПЛЕНИЯ ЗДЕСЬ А.С.НОВИКОВА-ПРИБОЯ В 1940 г.

109

   В центре — инициатор создания доски — краевед Бабурин Арсен Валентинович. По его правую руку —  скульптор  Горбунов Василий Борисович (в бордовом), а по его левую руку — Л.А.Анисарова,  автор книги серии ЖЗЛ «Новиков-Прибой».
​       
Спонсоры произведения — И.В.Бабурина,  Российское военно-историческое общество и  КПК «Сберкасса 24»


 

САЙТ ГАЗЕТЫ «ВЕЧЕРНЯЯ МОСКВА»   13.06.2013 г.

                          Наследники

С.МОЖАЕВА
Сегодня в нашей рубрике «Наследники» новый материал. В этой рубрике мы рассказываем, как сложились судьбы детей известных родителей.

Дочь Новикова-Прибоя живет в квартире отца, откуда рукой подать до Кремля. Автор романа «Цусима» переехал в первый московский кооператив в конце 1920-х.

Автономный дворик прячется в густой листве деревьев. За ними – маленькая столичная коммуна с отдельным микроклиматом и чистотой-красотой от дворника-садовника, где время остановилось, как в музее. Мы встретились с Ириной Алексеевной после годовщины Цусимского сражения. Хозяйка только что вернулась из Санкт-Петербурга.

— Каждый год на крейсере «Аврора» встречаются потомки цусимцев почтить память моряков, проходит поминальная служба. Около острова Цусима в мае 1905 года погибла практически вся наша русская эскадра. А четыре корабля были сданы в плен. Среди них оказался броненосец «Орел», на котором служил матросом мой отец. Много родственников приезжают в дни памяти, после службы мы общаемся. Знаете, столько лет прошло с тех событий, а что-то в этих встречах есть, необъяснимое, светло на душе становится.

Ирина Алексеевна, вы слышали о Цусиме от самого отца?

– Все меня спрашивают: рассказывал ли он о русско-японской войне? Нет, конечно. Тут ведь другая война была. А вот эту Великую Отечественную я хорошо помню. Отец залезал на чердак и сбрасывал с крыши зажигалки. Вот одна из них: он мне подарил. Во время войны посреди двора были грядки. Каждой семье полагалось три. Выращивали редиску и главное — лук. Картошка была, и отец придумал, как ее пожарить. Мы только что построили на даче дом, стали красить. Для краски нужна олифа. Тогда была натуральная, хорошая в огромной бутыли. Решили жарить на ней картошку. Этот момент до сих пор переживаю: на маленькой печурочке на сковородке жарится картошка. Такая красивая получилась – золотистая. Давай пробовать. А мне не дали. Помню, как отмечали наступающий 1942-й год. Картошка и соленые огурцы на столе. Отец встречался с каким-то генералом, тот ему подарил бутылку водки. И он берег еще с года моего рождения подаренное испанское вино. Выпили за победу. А в это время немец рядом под Москвой. Мы должны эвакуироваться, но жена старшего брата лежала в роддоме в конце ноября — начале декабря. Все в машину сложено, вот-вот хотели ехать, но у них родился мальчик, еще надо немножко подождать. В этот момент отогнали немцев. Решили: зачем теперь уезжать и бросать все?

Разве писательский паек вам не давали?

– Сначала ничего он не получил. Была иждивенческая карточка и огород. Но мама не работала: трое детей и еще у нее душевнобольная сестра — всю жизнь на иждивении отца. Брат в армию не попал — он хромой, студент. Шесть человек взрослых, двое маленьких — дочь брата и я, никто не работает. Потом получил паек, где были сахар и крупа, но это уже конец его жизни – в 1944 году отец умер.

С какого мгновенья вы помните детство, себя, свою жизнь?

– Была маленькая, мне года три, и меня не пускали в кабинет, чтобы не шумела, не мешала, не отвлекала. За большим столом по одну сторону сидел отец — писал, напротив — его секретарь печатал уже на машинке. Я приду со своими делами. А меня охраняли родственница молоденькая и мама. Говорили: нельзя туда. Потому что еще они оба страшно курили. Так, что дым стоял. Им казалось, мне туда не надо. А мне как раз надо. Я умудрялась проскочить, быстро к нему на колени залезала и тут была недоступна: никто меня не мог увести. Покручусь и начинаю кокетничать, что он меня щетиной щекочет: «Ой, оцарапал». И отец очень переживал: «Ты извини, я нечаянно». Мне страшно нравилось, как он смущался, что я, маленькая девчонка, его так заведу. Надо сказать, отец немолодой был человек. Когда я родилась, ему 57 лет было. Я обожала отца.

Как случилось, что у вас со старшим братом такая большая разница в возрасте — 24 года?

– Не было других детей. Между всеми «перерыв» — 12 лет. Братьев уже нет в живых… Старший Анатолий родился в 1911 году. Он стал инженером. Игорь в 1923 году появился. Они с женой были врачами. Было два сына. Но отец бредил дочкой. И как подарок я родилась. Потом — анекдот. Он сначала хотел меня назвать Цусима. Как раз в это время работал над романом. Выходило издание за изданием, он говорил: «Цусима у меня будет своя еще: живая».

Значит, у Новикова-Прибоя с Цусимой были связаны не только трагические воспоминания…

– Конечно. Но мама возмутилась: «Я не разрешу называть свою дочь Цусимой». — «Ну, тогда Ириной». Мы жили на даче, и он мечтал: «Выйду на берег Клязьмы и буду кричать: «Аришка!»

Какие уроки воспитания вы усвоили благодаря отцу?

– Например, утром он вставал очень рано. Как крестьянин и моряк привык подниматься, когда все спали. Ну и я с ним. Обходили сад. Это была война. Продуктов нет. Жили тем, что выращивали. Огурцы, кабачки, помидоры. Сливы у нас были, яблоки. Все-все он растил. Умудрялся арбузы растить, дыни. Но это так – баловство, а в основном — картошку. Однажды собрали 16 мешков, хотя между деревьями сажали. Утром меня водил по саду: «Давай измерим, как кабачок подрос. Можно его рвать или нет?» Потом старше стала, показывал, как обрезать куст смородины, старые ветки. До сих пор, когда обрезаю ветки…

Видите отца…

– Да. И очень люблю это делать. Потом учил пилить дрова, летом – косить. Показывал, как пяточкой задевать: «Смотри, чтоб ровненько». Всегда говорил: «Имей в виду: это тебе может пригодиться».

Намекал, что жизнь по-разному может складываться?

– Да, и я действительно это поняла. Всю жизнь ставила отца себе в пример. Когда молодая была и не знала, как поступить, всегда ехала к нему на кладбище… Как бы поговорить, посоветоваться.

И приходило нужное решение?

– Да, я успокаивалась, наверное.

Алексей Силыч был домовитый?

– Очень любил дом. Когда семья стала большая, у старшего сына дочка родилась –занимался дачей.

Сам вел приусадебное хозяйство?

– Он ведь вырос в деревне. У нас мичуринские деревья остались, скажем, ягодная дальневосточная лиана с 1939 года растет до сих пор. Мичуринцы освоили актинидию.

Специально поехал за ней?

– Привез, наверное, штук тридцать из Мичуринска и воткнул в ящик с мокрым песком. Из всех черенков укоренились восемь: она плохо дает корешки. Теперь осталось пять. Притащил столько всего! Мичурин умер в 1935 году, а его секретарь Бахарев потом привозил сюда растения много раз. И обучал, как яблони растить.

Образ отца повлиял на вашу судьбу, выбор профессии?

– Именно он так меня заразил любовью к растениям, что я пошла на биофак МГУ. Ботаником стала. Учительствовала в школе, работала в Главном ботаническом саду Академии наук.

Ботанический сад сыграл в личной жизни Ирины судьбоносную роль.

Какие качества вы искали в мужчинах, выбирая мужа?

– Чтобы был умный, надежный и заботливый. В ботаническом у нас старушка одна работала: из бывших, «недорезанных». Знала много языков, ее держали, чтобы письма переводила. Заведующая Нину Леонтьевну притесняла, хотела сократить, чтобы единицу освободить. А я защищала. Она как-то зашла в кафе Художественного театра. Увидела молодого человека: «Можно к вам?», и за то время, что они выпили по чашке кофе, разговорились, обменялись телефонами, договорились встретиться, книгами обменяться. Она жила в коммунальной квартире и попросила: «Нельзя к вам пригласить»? Мама решила: раз из бывших, выставила фарфор старинный, старалась. А пришел молодой человек. И я запомнила, что у Саши на густых бровях снежинки были. Так и познакомились. Вот он рядом. Кстати, мама всегда говорила, что он со вкусом.
Муж Ирины – писатель Александр Стрижёв, автор книг «Народный календарь», «Времена года русской природы», публицист, библиограф, литературовед. В школе был отличник. Будущему мужу Ирина напомнила учительницу, которая работала в его школе с дореволюционных времен. Он вырос в Останкино на Кошёнкином лугу рядом с шарашкой в Марфино, описанной Солженицыным. Волею судеб они подружись с писателем: Стрижёв работал в Фонде Солженицына, когда Александр Исаевич вернулся. Александр Николаевич более 30 лет писал в «Вечерку» еженедельные заметки фенолога — репортажи из живой природы. Супруги в прошлом году отметили золотую свадьбу. Дни рождения празднуют вместе, хотя разница в датах — две недели.

Александр Николаевич: нас соединила любовь к Тютчеву. Мы оба собирали его книги. Разговорились, а я как раз намечал ехать на родину поэта. Обещал привезти книгу…

Кстати, секретарь Новикова-Прибоя Дмитрий Зуев в «Вечерке» работал еще до войны. У нас сохранились вырезки из газеты. Зуев разыскивал материалы для Алексея Силыча, потому что в 1930-е годы роман дополнялся. Это было время, когда, как говорится, лицо вождя повернулось к историзму и стали воспоминать флотоводцев былых времен. Тогда и дорабатывались главы с их участием.

Ирина Алексеевна, как Новиков-Прибой избежал репрессий?

– Говорили, он был в списке. Но Сталин отца любил… Он много читал, и однажды его доверенное лицо, председатель оргкомитета Союза писателей Иван Гронский порекомендовал прочесть «Цусиму». Отец получил Сталинскую премию.

Откуда у крестьянского сына такая любовь к морю?

— Он обучался грамоте у дьячка и однажды побывав в храме, согласился на предложение матери идти в монастырь, но по дороге из церкви встретил моряка, у которого на бескозырке было написано «Победитель бурь». И восхищенный 13-летний ребенок полюбопытствовал, что такое море. Моряк показал ввысь: «Такое же большое, как небо». И как только пришел срок службы в армии, отец записался на флот.

Как познакомились родители?

— У мамы тоже интересная история жизни. Ее отец был из обрусевших немцев. Людвиг Федорович Нагель в 80-е годы позапрошлого века был народовольцем. Когда начались студенческие волнения, его арестовали и продержали несколько месяцев в тюрьме. Он был российский подданный, но по вероисповеданию католик. Власти не знали, что с ним делать, и выслали из России. Но перед этим Людвиг женился. К нему ходила его сестра проведать. С ней – девушка, она кончала женские курсы. Они полюбили друг друга, и свадьба была в тюрьме. На свадьбе пел хор уголовников. Вместе выехали за границу, но бабушка очень болела и тосковала по Родине. А дед нигде не мог обосноваться. Как только узнают, что высланный, все дальше переселяли. Он был инженер кондитерской фабрики и хорошо зарабатывал, но все деньги тратил на то, чтобы спасти русских ссыльных, которые не знали, куда обратиться.

А отец бежал за границу в трюме корабля. Причем договорился, что его вывезут в Англию, не зная языка. Это был 1907 год: он выпустил две брошюры о том, как шло сражение и кто виноват, что оно проиграно. Брошюры ликвидировали, а его стали искать. Ему пришлось срочно выехать. Денег нет, прибыл в Лондон голодный и бедствовал страшно. Собирал на бойне остатки мяса вместе с опилками, промывал, варил суп. Но однажды зашел в портовый кабак и увидел на русском языке объявление: «Терпящим бедствие русским морякам предлагается зайти к Людвигу Федоровичу Нагелю». Пошел знакомиться. Тот нашел ему работу, дал немножко денег на первое устройство. А у Нагеля были три дочери-погодки. Все красивые. Старшей Марии было 18 лет. А мать их в Лондоне не могла жить из-за климата, уехала в Париж и рано умерла.
Мама говорила по-русски, но не умела ни писать, ни читать. Папа возмутился: «Ты – русская, а русского языка не знаешь». Ей стало стыдно. Он купил учебники, и она стала учить язык, читала. А отец ездил с русской эскадрой (автор статьи, видимо, имеет в виду постройку ряда судов для российского флота — прим. ред. сайта), вел революционную работу по портам. Когда в Лондоне потихоньку освоился, забирался в свою каморку и разбирал, что Маша пишет. Выучила язык, хотя всю жизнь у нее был акцент незаметный. Иногда вдруг скажет смешно: «Как это будет по-русски?» Потом он вернулся, они поженились. Мама работала на предприятии, где делали арифмометры. Начала хорошо зарабатывать, а папа стал писать. Он и до этого посылал рассказы в маленькие журналы, а тут написал первый настоящий рассказ «По-темному», где описал, как плыл в трюме и чуть не погиб: то жара была, то холод в угольной яме. И не знал, куда деть. Послал Горькому на Капри на свой страх и риск. На удивление через шесть дней пришел ответ – так почта ходила из Лондона в Италию. Рассказ понравился, будет напечатан в толстом журнале «Современник», а самого автора Алексей Максимович приглашал к себе поучиться. Он набрался храбрости и поехал на год. Там была целая коммуна начинающих писателей – жили рядом, приходили читать произведения, Горький их ругал или хвалил.

Пока был на Капри, мама получила приглашение в Петербург работать. Решила ехать, хотя ее пугали: «Там медведи ходят по улицам». У нее уже сын родился, оставила его с дедушкой. Трудно было получить паспорт, но добилась. Папа говорит: «Ты съезди к моим родственникам». Родители умерли, а был старший брат: «Познакомишься. Доедешь до станции Печкеряево, выпьешь кофе, наймешь тарантас». Она выходит: голая степь, сидит один мужик в телеге. Наняла, а ехали лесом — он сам боится и пугает: тут кого-то убили, там — волки. Приехала неожиданно, переполох был в деревне. Мама — европейского склада: в шляпке, юбочке, кофточке. Произвела такое впечатление, что все перепугались. Ее оставили и бегали, собрали стол, чтобы получше встретить. Когда обосновалась в Петербурге, вернулась в Лондон за сыном Толей и съездила с ним в деревню – показать. Отец вернулся перед началом империалистической войны. В годы войны они работали, вывозили раненых. Мама окончила курсы медсестер, была фельдшерицей. Ездили на Алтай за хлебом. Было три поезда, одним заведовал отец. Выехали два, третий, где мама, не успел. Перед поездом взорвали Горбатый мост, и она осталась с сыном и больной сестрой в Барнауле…

Мама рассказывала, чем Алексей Силыч ее покорил?

– Он был взрослый, старше на 13 лет, повидавший жизнь, переживший сражение. Было уважение, и вдруг он обратил на нее внимание. Еще ругает за незнание русского.

Какие черты вам от мамы достались?

– Мама любила рукодельничать. Мне это передалось не сразу, а уже взрослой. Сначала не любила. Она меня заставляла вышивать еще в школе. Несколько лет шила одну полосочку. Когда родилась дочка, я дома сидела и увлеклась вязанием, потом шить научилась. Дочь тоже любит рукоделие.

Летом для вас главная забота – созданный своими руками музей?

– Вожу экскурсии и все пытаюсь его дополнять. Когда дочь заболела гепатитом, я не работала и захотела создать музей на даче. Все вывозила из дома что ни увижу подходящее. Здесь в кабинете остался только книжный шкаф отца, в нем все, как было. Кстати, мой племянник Алеша – Алексей Игоревич — заведует нашим сайтом. Его жена Елена у него как секретарь.

Литературное наследие отца приносит доход?

– Нет, мы живем сами по себе. Зять моего брата Игоря издал собрание сочинений в 2004 году, потом — «Цусиму». Я ему дала фотографии, иллюстрации. Очень хорошее собрание. Деньги свои вложил: оплатил издателю бумагу, работу.

И никто перед вами не отчитывается?

– Я посылала запрос в агентство по авторским правам год назад, но ответа так и не получила. Я и раньше там числилась, но ни разу никто ничего не прислал. Выходили собрания в 1957-м и в 1965. А потом в основном только «Цусима».

Вы можете назвать себя счастливой?

– Жизнь все-таки сложилась. С мужем мы прожили счастливо, дети вокруг нас гуртуются. Я вчера, когда они на кухне все сидели, говорю: «Какая я богатая, у меня четыре девочки, симпатичные. Дочка Маша, внучки, правнучка Тася». С нами живет дочь, внучки теперь отдельно. Когда-то у нас тут жили 11 человек. И мы всегда с радостью принимали гостей. За этим столом собиралось до 70 человек, среди них Алексей Толстой, Валериан Куйбышев. Однажды приехала за реабилитацией репрессированная писательница Любарская. В одной комнате – брат с женой с двумя детьми, там две комнаты – старший и двое детей. Гостью разместили на сундуке. Жила еще Мария Морозова, в 1930-х детская писательница. Что сделала — не знаю, но ее выслали на к Тихому океану. Папы уже не было, она просила учебники: преподавала литературу и русский в школе, но не заканчивала ничего, и надо было учиться. Поступила заочно. Я посылала учебники. Удивительный случай: после 1953-го она пошла пешком с Дальнего Востока в Москву. Никто не верит. Вышла весной: от деревни до города, так и дошла. Устанет, проголодается, приходит в деревню. А люди доверчивые были: «Не надо кому помочь?» В огороде поможет, постирать, заштопать — после войны бедно жили. Где-то в сарае отдохнет дня три, ноги подлечит, потом подвода подвернется, машина. Пришла к нам в ноябре. Несколько месяцев жила – никак не могла получить реабилитацию. Мама всех принимала: «Конечно, конечно, Мария Андреевна». Еще был случай. Вечером звонок: открываем – моряк стоит. Говорит: «Мне неудобно, я демобилизовался, в Свердловск не могу выехать, не купил билет. Что делать? Но я люблю очень Новикова-Прибоя. Разрешите у вас переночевать». Конечно, пустили: моряк приехал! Некуда деться человеку. Он потом писал нам много лет…Ирина у бибил отца



Книга члена Союза писателей России Л.А.Анисаровой «Новиков-Прибой», серия ЖЗЛ, издательство «Молодая гвардия», 2012 г.


Книга необычно скомпонована, отличается проработкой источников и изобилует интересными фактами.
Работа над книгой велась непрерывно пять лет — с 2007 по 2011 г.



Школа в пос. Придорожный Сасовского района Рязанской обл., которой в  2012 г. (год 135-летия писателя)  присвоено имя А.С.Новикова-Прибоя


 

196

Афиша японского 13-серийного худ. фильма «Тучи над холмами» о русско-японской войне 1904-05 гг.
(производство 2009-2011 гг., реж. Т.Исшики) на сайте www.filmadventure.org
Фильм дублирован на русский язык.
Бой при Цусиме показан в конце 12-й — нач. 13-й серии.
be6decdcfdaf1e1d1ad4ee304ca67d20

Сайт писателя-мариниста